1 (12-05-2021 21:36:03 отредактировано kuks70)

Тема: Мариупольское Епархиальное Женское Училище (1910-1917)

История: Старый корпус

https://mrpl.city/blogs/view/istoriya-staryj-korpus

Это добротное, сложенное из красного кирпича старинное здание по адресу улица Итальянская, 115 знают, пожалуй, все мариупольцы. Кто-то здесь учился, кто-то собирался здесь учиться, да не приняли, у кого-то учились дети или даже внуки. Нетрудно догадаться, что речь здесь идет о первом корпусе Приазовского государственного технического университета. Есть сведения, что построен он по проекту и (уж совершенно точно) под наблюдением Виктора Александровича Нильсена – выпускника Санкт-Петербургского института гражданских инженеров, приглашенного мариупольской городской думой на должность главного архитектора.

Строилось здание для епархиального училища. Заглянув в Википедию, мы узнаем, что так назывались средние женские учебные заведения в России, созданные по Уставу 1843 года, главным образом, для дочерей священников. Епархиальные училища содержались на средства, полученные от сборов с церквей, отчислений от свечных заводов и т.п., находились в ведении Синода. Дочери священников обучались бесплатно, девочки из других сословий – за плату. Учебный курс, состоящий из шести классов, был близок к курсу женских гимназий. К числу необязательных предметов, преподаваемых за особую плату и во внеклассное время, относились новые языки: французский и немецкий, музыка, рисование. Окончившие курс епархиального училища получали звание домашних учительниц и право преподавать предметы, по которым имели хорошую успеваемость. Их принимали учительницами начальных, по преимуществу сельских, школ (с 1884 г. – церковно-приходских). С 1900 г. при епархиальных училищах были открыты специальные седьмые педагогические классы. При некоторых епархиальных училищах существовали начальные школы, в которых воспитанницы старших классов проходили практику.

По данным заместителя директора Мариупольского краеведческого музея по науке Р. П. Божко, в нашем городе епархиальное училище было открыто в 1910 году, а уже на следующий год состоялся первый выпуск воспитанниц-старшеклассниц из числа тех, кто был переведен из Екатеринослава. Помещения епархиального училища использовались следующим образом. В двух нижних этажах находились учебные классы, кабинет директора, учительская. На третьем этаже помещались дортуары, то есть, говоря современным языком, спальни иногородних епархиалок. Епархиальные училища, в том числе и мариупольское, были ликвидированы декретом Совета Народных Комиссаров от 24 декабря 1917 года…

Пока трудно сказать, кто занял опустевшие помещения училища после его упразднения. Но достаточно достоверно известно, что в 1921 году в нем был устроен губернский детский городок, а проще – детский дом. Об этом многое довелось узнать от Елены Ивановны Шевченко, которая на протяжении многих лет бережно хранила рукопись воспоминаний своей мамы, Марии Александровны Добровой, – одной из тех, кто непосредственно принимал участие в организации учреждения. Вот что поведала Елена Ивановна: «Мама приехала в Мариуполь вместе с воспитанниками шестидесяти детских домов, ранее разбросанных по территории нынешних Донецкой и Луганской областей. Детей привезли где-то в августе прямо на железнодорожный вокзал. Первое, что сделали, - повели их на море, выкупали, постригли, переодели, в общем, привели в порядок. А потом колонна детдомовцев с воспитателями и обслугой, с тремя духовыми оркестрами отправилась к своему новому жилищу. Правда, выяснилось, что оно еще непригодно для проживания: там только-только закончился ремонт, и краска еще не высохла. Пришлось новоприбывшим разместиться во дворе в наскоро установленных палатках. Через десять дней все уладилось, и две тысячи ребят и триста человек обслуживающего персонала вошли в здание. Мама там работала поваром, затем - заведующей столовой. Из губернского детского городка вышло немало специалистов, многие из которых работали на строительстве «Азовстали», других предприятиях». Известно, что последним директором губернского детского городка, пока он находился в здании бывшего епархиального училища, был Дмитрий Александрович Михалевский.

В середине 20-х годов прошлого века, скорее всего в 1925 году, здание на Шишманке обрело нового хозяина. Это было управление 238-го Мариупольского территориального стрелкового полка. Смысл слов «Мариупольский» и «стрелковый» в названии полка очевидны. А вот значение «территориальный» для современных читателей, наверное, нужно пояснить. Территориальные воинские части и соединения формировались в Советском Союзе в 20-30-е годы. Они включали в себя постоянный командный состав и рядовых - жителей той местности, где дислоцировалось соответствующее воинское формирование. Их периодически призывали на службу, где они осваивали военные специальности на протяжении нескольких месяцев. Таким образом, в 238-м полку служили обитатели Мариуполя и близлежащих сел и поселков. Известный журналист Семен Гольдберг много лет изучал историю этой части, в результате он написал и опубликовал документальную повесть «Слово о полку Мариупольском». Позже автор включил это произведение, существенно дополненное новыми героями и фактами, в свой сборник «Солдаты победы». С. Гольдберг установил, что в 1939 году 238-й полк был развернут в 80-ю стрелковую дивизию, которая вскоре покинула наш город, как позже оказалось, навсегда.

К моменту захвата Мариуполя гитлеровцами 8 октября 1941 года помещения, где относительно недавно находились отделы и службы управления полка, опустели. Но ненадолго. Сюда 18 октября 1941 года по приказу оккупационных властей собрали все еврейское население, проживавшее на тот момент в городе. Мужчин и женщин, стариков и детей. Двое суток более восьми тысяч человек без воды, в страшной тесноте и полном неведении о том, что их ожидает в будущем, находились в здании полка под охраной немецких солдат. Они были полностью изолированы от внешнего мира. Утром 20 октября их повели в сторону поселка Агробаза. Там, у противотанкового рва ни в чем не повинные люди были расстреляны. Много позже на стене старого корпуса была установлена скульптурная композиция в память о мариупольской трагедии. Ее авторы – заслуженный деятель искусств Украины Ефим Харабет и скульптор Юрий Балдин. По данным, приведенным в фундаментальном историческом труде В.М. Зиновьевой «Чтобы жизнь продолжалась. Приазовье в период оккупации 1941-1943» (Мариуполь, 2004), в здании бывшего епархиального училища во время хозяйничанья в нашем городе гитлеровцев размещался штаб немецкой 60-й мотодивизии.

В сентябре 1943 года гитлеровцы, отступая из Мариуполя под ударами частей и соединений Южного фронта Красной Армии и Азовской военной флотилии, сожгли большинство городских строений, в том числе и то, о котором здесь повествуется. Опаленные огнем стены с зияющими проемами окон оставалось собственностью Наркомата обороны. В 1944 году в Мариупольский металлургический институт приехал новый преподаватель – Иван Георгиевич Казанцев. Его назначили заместителем директора этого учебного заведения. Институт в то время ютился в малоприспособленных для учебных занятий помещениях на улице Вузовской в Ильичевском районе. Тогда-то и возникла идея у тогдашнего директора вуза Тимофея Михайловича Смирнова попросить военное ведомство передать «погорелку» институту. Были подготовлены соответствующие бумаги, с которыми Иван Георгиевич отправился в Москву. Там, конечно, никто с распростертыми объятиями его не ждал. И ему пришлось довольно долго убеждать министерских чиновников в необходимости такой передачи. Однако И.Г. Казанцев добился своего. Его сын - заслуженный деятель науки и техники Украины, профессор, доктор технических наук Евгений Иванович - вспоминал: «Отец лично это здание выпросил в Министерстве обороны. И, как он мне потом рассказывал, ему там сказали, что «еще никто ничего у нас не сумел взять, только мы брали, а вам удалось забрать такое большое строение». Восстанавливали корпус строительные организации города. В качестве рабочей силы они использовали немцев-военнопленных. Для них были построены бараки, которые располагались неподалеку - на теперешней улице, носящей имя профессора И.Г. Казанцева. Частично восстановив здание, военнопленные переселились в него…

В феврале 2005 года начался капитальный ремонт старого корпуса. Когда строители стали снимать наслоения старой штукатурки в фойе главного входа, на стенах и колоннах вскрылись надписи, как выяснилось вскоре, на немецком языке. Об этом было сообщено в ректорат. Нужно отдать должное руководству университета: надписи были со всеми предосторожностями расчищены и сфотографированы. О находке оповестили местные средства массовой информации. Преподаватели кафедры иностранных языков перевели их содержание на русский язык. Содержание надписей оказалось таким: «Социализм – путь к миру во всем мире», «Единство рабочего класса противостоит реакции», «Труд – источник всех ценностей», «С единой партией за единство, прогресс и демократию», «Мы хотим заключить союз, который в сотрудничестве и дружбе приведет нас к миру». Одна из них, состоящая всего из трех слов, была написана крупными буквами и располагалась выше других. В русском переводе означала – «Свободная немецкая молодежь». Газета «Приазовский рабочий» 23 февраля поместила сообщение о надписи на первой полосе номера и обратилась к читателям с просьбой сообщить все, что им известно о надписях. И несколько горожан откликнулось на обращение газеты. Все они сообщили, что надписи эти относятся к периоду, когда в этом здании находился лагерь немецких военнопленных. Более того, - поделились некоторыми подробностями.

Виктор Петрович Пшёнкин в 1947 году окончил ремесленное училище. Жил он тогда на Парковом поселке, а трудиться ему пришлось на строительстве цеха «Блюминг» и рельсобалочного цеха на заводе «Азовсталь». Пассажирского транспорта в городе не было, а за опоздание на работу строго наказывали. В то же время военнопленных из лагеря возили на «Азовсталь» на грузовых машинах, приспособленных на скорую руку для перевозки людей. И вот жители поселков Парковый, Шишманка, Клиновая балка и Виктор Петрович с ними приспособились и, с разрешения конвоиров, рассаживались в кузовах грузовиков на пол между лавок, на которых сидели немцы. Таким образом добирались на работу. Продолжалось это около полутора лет, до 1949 года, пока обитатели лагеря не были отпущены на родину, в Германию. По воспоминаниям Виктора Петровича, не все немцы из этого лагеря использовались на стройках «Азовстали». Часть из них занималась восстановлением здания полка.

Бывший заведующий кафедрой ковочно-штамповочного производства, доцент, кандидат технических наук Анатолий Дмитриевич Кирицев с 1944 по 1949 год был студентом Мариупольского металлургического института. Тогда учебный корпус этого учебного заведения находился в Ильичевском районе на улице Вузовской. А Анатолий Дмитриевич жил почти рядом с нынешним ПГТУ. Иногда директор института Тимофей Михайлович Смирнов подвозил своего заместителя И.П. Пришвина и студента Кирицева к институту на Вузовской на автомобиле, закрепленном за ним. Но бывали случаи, когда Тимофей Михайлович со своими спутниками, прежде чем отправиться на службу, подъезжал к зданию полка, чтобы самому видеть, как ведутся работы. Несколько раз вместе с директором заходил внутрь здания и Анатолий Дмитриевич. Ему запомнился идеальный порядок в помещениях, где жили немцы. На стенах были надписи, как бы мы сказали, по технике безопасности и пропагандистского характера. Отложился у него в памяти также рисунок углем на стене, выполненный очень профессионально. Были изображены фигуры людей почти в натуральную величину. Военнопленные выполняли различные строительные работы внутри здания. И делали все очень качественно. Они не выглядели истощенными, чувствовалось, что кормили их достаточно хорошо.

Александр Васильевич Панищенко был в то время комендантом учебного корпуса института на улице Вузовской. Директор института попросил его, наряду с выполнением своих прямых обязанностей, присматривать за тем, как идут дела с восстановлением здания полка. Поэтому А.В. Панищенко довелось там бывать довольно часто. Он также видел на стенах внутренних помещений аккуратные надписи по-немецки, по его мнению, они были частью пропагандистской работы, которая велась среди пленных. Запомнились ему и рисунки, выполненные не без юмора. Александру Васильевичу еще тогда показалось, что основная масса немцев состояла из молодых людей.

Сопоставляя воспоминания А.В. Панищенко с содержанием надписей, вскрытых при ремонте, можно с уверенностью сказать: надписи сделали военнопленные – активисты прокоммунистического союза «Свободная немецкая молодежь». Он был основан 7 марта 1946 года на базе Антифашистского молодежного комитета, как бы дочернего общественно-политического образования при Национальном комитете «Свободная Германия». Этот комитет действовал с 1943-1944 года в лагерях немецких военнопленных. И наконец, надписи, обнаруженные при ремонте, сделаны в промежутке времени с 1946 по 1949 год…

Осенью 1951 года перед студентами и преподавателями металлургического института распахнулись двери обновленного корпуса. С тех пор прошло без малого семьдесят лет. В этих стенах работали такие видные ученые и педагоги, как профессора, доктора наук Иван Георгиевич Казанцев, Владимир Федорович Зубарев, Дмитрий Иванович Старченко, Константин Владимирович Багрянский, Борис Анатольевич Леонтьев, Мирон Яковлевич Меджибожский, Константин Никандрович Соколов, Евгений Александрович Казачков, Евгений Капустин и другие ученые. Здесь подготовлено несколько десятков докторов, сотни кандидатов наук, тысячи инженеров различных специальностей. Выпускники института, преобразованного в технический университет, стали руководителями производственных и научных коллективов, государственными и общественными деятелями, крупными учеными и педагогами, высококлассными специалистами на предприятиях и в научно-исследовательских учреждениях .

Монументальное краснокирпичное здание близ Шишманки за более чем столетнюю историю именовалось в народе по-разному. «Епархиалкой» - до революции 1917 года, «приютом» - в первой половине 20-х годов прошлого века, почти до 50-х годов – «полком», затем «институтом», что соответствовало его использованию и, наконец, в последние годы – «старым корпусом», не прибавляя иногда законного слова – «университета».

Post's attachments

Мариупольское Епархиальное женское училище.jpg
Мариупольское Епархиальное женское училище.jpg 96.29 Кб, файл не был скачан. 

You don't have the permssions to download the attachments of this post.
Поиск предков в Херсонской губ.: Лапа, Лаппа, Кривошея, Бабенко, Стародуб, Твердоступ, Дубровинский; в Екатеринославской губ.: Белемеря (Беломеря), Дядькин, Балдинов, Вергелес, Вегеря, Магдычавский, Бабич, Милюк, Коваленко, Бойе, Бабаенко, Акольцев; в Волынской губ., с. Авратын: Шлапак, Переймибіда, Порохончук; в городах Пенза и Харьков, на Дальнем Востоке: Мутилин.
Спасибо сказали: mike.kilo, сергей-гродовка2

Поделиться

2 (14-05-2021 19:24:33 отредактировано kuks70)

Re: Мариупольское Епархиальное Женское Училище (1910-1917)

ОТЧЕТЪ о состояніи Маріупольскаго Епарх. женскаго училища въ учебно-воспитательномъ отношеніи
                                                                    за 1911-12 уч. годъ.

                                                         Личный составь служащихъ.

А. Совѣтъ училища.
1. Предсѣдатель совѣта — священникъ церкви Маріупольскаго духовнаго училища и законоучитель Маріупольской Маріинской женской гимназіи, студентъ семинаріи Михаилъ Арнаутовъ. Жалованья получаетъ по должности предеѣдателя — 300 р. въ годъ. На службѣ съ 18 ноября 1910 г.
2. Начальница училища — вдова священника Александра Воробьева, — окончила курсъ Екатериносл. Епарх. училища. Въ должности съ 7 октября 1910 г. Жалованья получаетъ 600 р. въ годъ при квартирѣ съ отопленіемъ, освѣщеніемъ, столомъ и прислугой отъ училища.
3. Инспекторъ классовъ и законоучитель основныхъ классовъ училища, — онъ же и священникъ домовой при училищѣ церкви, — кандидатъ богословія священникъ Александръ Тюменевъ, на службѣ состоялъ до 3 августа 1912 г., а съ 18 сентября утвержденъ Св. Синодомъ въ означенной должности и состоитъ кандидатъ богословія — магистрантъ — священникъ Евгеній Викторовскій. Жалованья получаетъ за всѣ должности 2400 р. при квартирѣ отъ училища съ отопленіемъ и освѣщеніемъ.
4. Члѳнъ Совѣта отъ духовенства, - онъ же и казначей училищныхъ суммъ, — священникъ Успенской церкви гор. Маріуполя, студентъ семинаріи, Петръ Балдиновъ. Жалованья получаетъ 240 руб. въ годъ. Въ должности состоитъ съ 18 ноября 1910 г.
5. Членъ Совѣта отъ духовенства епархіи — священникъ Рождество-Богородичной церкви г. Маріуполя Всеволодъ Ѳеденко, студентъ духовной семинаріи. Жалованья получаетъ 120 р. въ годъ. Въ должности состоитъ съ 18 ноября 1910 г.
6. Членъ Совѣта — старшая воспитательница, она – же и помощница начальницы училища, дѣвица Марія Катранова. Окончила курсъ Маріинской гимназіи. Въ должности помощницы начальницы состоитъ съ 2 февраля 1911 г. Жалованья по означеннымъ должностямъ и за завѣдываніе библіотекой получаетъ 510 р. въ годъ, при квартирѣ отъ училища.
7. Членъ Совѣта отъ преподавателей, онъ же и делопроизводитель - Совѣта, кандидатъ богословія Сергѣй Липковскій. Въ должности дѣлопроизводителя состоитъ съ 7 сентября 1910 г. и по этой должности жалованья получаетъ 480 р. въ годъ.

Б. Преподаватели и преподавательницы.
1. Закона Божія въ I пар. и II пар. классахъ (6 ур.) и гражданской исторіи во всѣхъ классахъ (17 ур.) — кандидатъ богословія Евгеній Поповъ. Въ должности состоитъ съ 24 сент. 1911 г. Жалованья получалъ 1410 р. въ годъ и квартирнаго пособія 140 р.
2. Русскаго языка съ церковно-славянскимъ, теоріи словесности и теоріи литературы во всѣхъ основныхъ классахъ училища — кандидатъ богословія Григорій Лобачевскій. Жалованья за 30 уроковъ получалъ 1 980 руб. въ годъ, за чтеніе письменныхъ работъ 300 р. въ годъ и квартирнаго пособія 210 р. въ годъ, а всего 2490 р. въ годъ. На службѣ съ 1 сентября 1910 года.
3. Ариѳметики, алгебры, геометріи и физики во всѣхъ основныхъ классахъ училища — кандидатъ богословія Сергѣй Липковскій. Жалованья за 26 ур. получалъ 1740 р. въ годъ, квартирнаго пособія 140 руб. въ годъ, а всего 1880 р. въ годъ. На службѣ съ 1 сентября 1910 года.
4. Географіи (15 ур.), природовѣдѣнія (5 ур.) и ариѳметики въ параллельныхъ классахъ училища (9 ур.) – кандидатъ богословія Леонидъ Дмитревскій. Жалованья получалъ 1770 р. въ годъ и квартирнаго пособія 140 р. въ годъ. На службѣ состоитъ съ 20 октября 1910 года.
5. Русскаго языка съ церковно-славянскимъ въ параллельныхъ классахъ училища (16 ур.), дидактики въ IV кл. (3 ур.) и Закона Божія въ приготовительномъ классѣ (3 ур.); онъ же завѣдывалъ образцовой школой. Иванъ Некрасовъ. Жалованья получалъ 1420 р. въ годъ, за чтеніе письменныхъ работъ 150 руб. и квартирнаго пособія 140 руб. въ годъ, а всего — 1710 руб.
6. Французскаго языка въ основныхъ классахъ училища — (29 ур.) — дѣвица Ольга Рудевичъ, окончившая спеціальные  курсы французскаго языка. Жалованья получала 1450 р. въ годъ и квартирнаго пособія 140 руб. въ годъ. На службѣ состоитъ съ 24 сентября 1910 года.
7. Французскаго языка въ 1 пар. классѣ (5 ур.), Корнелія Катержакъ. На службѣ со 2 сентября. Жалованья получала 250 р. въ годъ.
8. Церковнаго пѣнія во всѣхъ классахъ училища, онъ же и регентъ училищнаго хора, священникъ Василій Адамовъ, оконч. курсъ Тамбовской Духовн. Семинаріи, имѣетъ регентское свидѣтельство отъ Петербургской Придворной Пѣвческой Капеллы. Жалованья за 20 урок, получалъ 880 р. и квартирнаго пособія 210 р. На службѣ съ 11 октября 1910 года.
9. Русскаго языка, ариѳметики и чистописанія въ приготовительномъ классѣ дѣвица Ольга Доманицкая, — оконч. 7 классовъ Кіевскаго 2 Епарх. Женскаго училища. Жалованья получала 300 р. въ годъ при квартирѣ и столѣ отъ училища. Въ должности съ 1 сентября 1910 года.
10. Чистописанія въ I-III осн. и I-II пар. классахъ преподаватель мѣстной женской гимназіи Даміанъ Нагорный. Состоялъ до 1 сент. 1911 г., а съ 1 сент. 1911 г. учителемъ рисованія и чистописанія во всѣхъ классахъ училища назначенъ Евдокимъ Менюра, оконч. Кіевское рисовальное училище. Жалованья за 22 ур. получалъ 920 р. въ годъ.
11. Музыки — Елисавета Витоль до 2 сент. 1911 г., а съ этого числа Зинаида Позаментиръ. Жалованья получала 300 р. въ годъ и сверхъ того въ каждую добавочную сверхъ 12 ученицу по 25 р. въ годъ; такихъ ученицъ было 3.
12. Музыки и рукодѣлія — Варвара Пестичъ, оконч. Кіевское музыкальное училище О. И. М. О. и курсы кройки Теодоръ въ Петербурге. Жалованья получала: за уроки музыки 300 р. въ годъ за 12 ученицъ и сверхъ того по 25 руб. въ годъ за 6 добавочн. ученицъ, а за 14 урок. рукодѣлія 350 р. въ годъ; всего 800 р. На службѣ съ 14 ноября 1910 г.
13. Музыки — Елена Семеновская, оконч. Харьковское отдѣл. музык. общества. Жалованья получала въ годъ 300 руб. за 12 ученицъ и по 25 р. въ годъ за 6 добавочн. ученицъ. На службѣ съ....
14. Учительница музыки Корнелія Катержакъ, оконч. Музыкальн. уч. въ Будапештѣ. Жалованья получ. 300 руб. въ годъ за 12 ученицъ и по 25 р. въ годъ за 4 добавочн. ученицы.
15. Рукодѣлія въ параллельн. классахъ со 2 сент. 1911 г. Марія Урбаковская. Жалованья получала за 6 уроковъ 150 р. въ годъ.
16. Гимнастики и танцевъ — дѣвица Анна Бахалова. Уволена по прошенію, а на ея мѣсто съ 24 сент. назначена — Ѳеодосія Сагирева. Жалованья получаетъ 240 р. въ годъ. На службѣ состоитъ съ 24 сент. 1911 г.
17. Гимнастики — учительница мѣстной гимназіи Надежда Степанова. Жалованья – 240 р. въ годъ. На службѣ съ 1 декабря 1910 года.
18. Законоучитель образцовой школы священникъ Всеволодъ Ѳеденко. Жалованья получаетъ 200 р. въ годъ. На службѣ состоитъ со 2 сент. 1911 г.

В. Воспитательницы и ихъ помощницы.
1. Воспитательница вдова Александра Соколова, ок. Екатериносл. епарх. женск. училище, на службѣ съ 14 ноября 1910 года.
2. Старшая воспитательница, она же помощница начальницы и завѣдующая библіотекой Марія Катранова, ок. Екатериносл. Маріинскую женск. гимназію. На службѣ съ 14 ноября 1910 года.
3. Воспитательница-дѣвица Евгенія Иваницкая, ок. Екатеринославск. епарх. женск. училище; на службѣ съ 1 сент. 1910 г.; уволена по прошенію 30 октября 1911 г., а на ея мѣсто назначена помощница воспитательницы Емилія Ѳеодорова, ок. 7 кл. Екатериносл. епарх. училища.
4. Воспитательница — дѣвица Софія Кобыщанова, ок. Еатеринославск. епарх. училище; на службѣ съ 14 ноября 1910 года.
5. Воспитательница — дѣвица Ѳеодосія Оканева, ок. Екатеринославское епарх. училище, на службѣ съ 1 сентября 1910 года.
6. Воспитательница Неонила Борейко 6 сентября переведена въ Екатеринославское епарх. училище, а на ея мѣсто съ того-же числа назначена помощница воспитательницы Марія Беззабава, ок. Екатеринославское епарх. училище; на службѣ съ 14 ноября 1910 года.
7. Воспитательница — дѣвица Параскева Старичевская, ок. Екатериносл. епарх. училище; въ должности съ 14 ноября 1910 года.
8. Воспитательница — дѣвица Раиса Иваницкая, ок. Екатериносл. епарх. училище; на службѣ съ 14 ноября 1910 года.
9. Воспитательница — дѣвица Матрена Павловская, ок. Екатериносл. епарх. училище; въ должности съ 1 декабря 1910 года.
10. Помощ. воспитательницы — дѣвица Викторія Карюкова, ок. Екатеринославсвое епарх. училище; на службѣ съ 14 ноября 1910 года.
11. Помощ. воспитательницы — дѣвица Нина Кавунова, оконч. 7 кл. Екатериносл. епарх. училища; на службѣ съ 30 октября 1911 года.
12. Помощница воспитательницы — Елена Кочевская, оконч. 7 клас. Екатериносл. епарх. училища. На службѣ съ 1 сентября 1911 года.
13. Воспитательница приготовительнаго класса — дѣвица Александра Веселовская, ок. Екатерин, епарх. училище; на службѣ со 2 сентября 1911 г.
14. Помощница воспитательницы — дѣвица Таисія Соколова, ок. 7 кл. Екатериносл. епарх. училища; на службѣ со 2 сентября 1911 г.
Воспитательницы получали 240 р., а помощницы 180 руб. въ годъ при готовой квартирѣ и столѣ отъ училища.

Г. Прочія должностныя лица при училищѣ.
1. Врачъ при училищной больницѣ — надворный совѣтникъ Андрей Стояновъ; жалованья получалъ въ годъ 450 руб.; на должности съ 22-го ноября 1910 г.
2. Экономъ училища — діаконъ Николай Авраамовъ. Жалованья получалъ 420 р. въ годъ при квартирѣ и столѣ отъ училища.
3. Фельдшерица училищной больницы — Ольга Покотило. Жалованья получала 360 р. въ годъ при квартирѣ и столѣ отъ училища.
4. Помощница фельдшерицы — Ксенія Сенсакова; жалованья получала 180 р. въ годъ при квартирѣ и столѣ отъ училища.
5. Кастелянша — завѣдующая бѣльемъ воспитанницъ — дѣвица Екатерина Щербина. Жалованья получала 240 р. въ годъ при столѣ и квартирѣ отъ училища.
6. Письмоводительница канцеляріи Совѣта училища — Елена Чентукова. Жалованья — 300 р. въ годъ; на службѣ съ 7 сентября 1910 г.



«Екатеринославские епархиальные ведомости» Отдел официальный №17 от 11 июня 1913 г.

Поиск предков в Херсонской губ.: Лапа, Лаппа, Кривошея, Бабенко, Стародуб, Твердоступ, Дубровинский; в Екатеринославской губ.: Белемеря (Беломеря), Дядькин, Балдинов, Вергелес, Вегеря, Магдычавский, Бабич, Милюк, Коваленко, Бойе, Бабаенко, Акольцев; в Волынской губ., с. Авратын: Шлапак, Переймибіда, Порохончук; в городах Пенза и Харьков, на Дальнем Востоке: Мутилин.
Спасибо сказали: mike.kilo, сергей-гродовка2

Поделиться