1

Тема: Улянов, Ульянов

УЛЯНОВ Петро Павлович, 1905 р. м. Катеринослав, росіянин, робітник, чл. ВКП(б), освіта початкова, охоронець колії Сталінської залізниці. 23.07.1938    р. звинувачений в к/рев. діяльності, ув'язнений до ВТТ на 8 р. Реабілітований
31.08.1956    р.

Реабілітовані історією. Дніпропетровська область

Поиск предков и потомков, сбор информации, генеалогические исследования и построение родовых деревьев для следующих фамилий: Дорошенко, Дик, Верба, Кравцов, ПолОвый, Курбановский, Коноплин, Будников,  Синельник, Каченовский/Коченовский/Коченевский, Родкевич/Радкевич, Роскладка/Розкладка/Раскладка/Розкладко

mtDNA - J1c5
Спасибо сказали: Balakyn1

Поделиться

2 (31-01-2016 15:10:44 отредактировано kbg_dnepr)

Re: Улянов, Ульянов

Сюди можна було б добавити й російський варіант прізвища Ульянов.

Родовід Леніна nstarikov.livejournal.com/1722738.html

А тут питання про ДНК-гаплотип Леніна forum.molgen.org/index.php/topic,8122.0.html

Пошук предків: Глушак (Брянськ.) Ковальов Федосенко (Могилевськ.)
Оглотков (Горбат. п. НГГ) Алькин Душин Жарков Кульдішов Баландин (Симб. губ.)
Клишкін Власенко Сакунов Кучерявенко (Глухів)
Кириченко Бондаренко Білоус Страшний (Новомоск. Дніпроп.)

Поделиться

3 (17-02-2016 09:59:47 отредактировано kbg_dnepr)

Re: Улянов, Ульянов

Биографическая хроника В.И. Ленина» начинается с записи: «Апрель, 10 (22). Родился Владимир Ильич Ульянов (Ленин). Отец Владимира Ильича – Илья Николаевич Ульянов был в то время инспектором, а затем – директором народных училищ Симбирской губернии. Он происходил из бедных мещан города Астрахани. Его отец ранее был крепостным крестьянином. Мать Ленина Мария Александровна была дочерью врача А.Д. Бланка».

Любопытно, что сам Ленин многих деталей своей родословной не знал. В их семье, как и в семьях других разночинцев, было как-то не принято копаться в своих «генеалогических корнях». Это уж потом, после смерти Владимира Ильича, когда интерес к подобного рода проблемам стал расти, этими изысканиями занялись его сестры. Поэтому, когда в 1922 году Ленин получил подробную анкету партийной переписи, на вопрос о роде занятий деда с отцовской стороны он искренне ответил: «Не знаю».

ВНУК КРЕПОСТНЫХ

+ открыть текст

Между тем дед, прадед и прапрадед Ленина по отцовской линии действительно были крепостными. Прапрадед – Никита Григорьевич Ульянин – родился в 1711 году. По ревизской сказке 1782 года он с семьей младшего сына Феофана был записан как дворовый человек помещицы села Андросова Сергачской округи Нижегородского наместничества Марфы Семеновны Мякининой.

По той же ревизии его старший сын Василий Никитич Ульянин, 1733 года рождения, с женой Анной Семионовной и детьми Самойлой, Порфирием и Николаем проживали там же, но числились дворовыми корнета Степана Михайловича Брехова. По ревизии 1795 года дед Ленина Николай Васильевич, 25 лет, холостой, жил с матерью и братьями все в том же селе, но значились они уже дворовыми людьми подпрапорщика Михаила Степановича Брехова.

Значиться он, конечно, значился, но в селе его тогда уже не было…

В Астраханском архиве хранится документ «Списки именные ожидаемых к причислению зашедших беглых из разных губерний помещичьих крестьян», где под номером 223 записано: «Николай Васильев сын Ульянин… Нижегородской губернии, Сергачской округи, села Андросова, помещика Степана Михайловича Брехова крестьянин. Отлучился в 1791 году». Беглым он был или отпущенным на оброк и выкупившимся – точно неизвестно, но в 1799-м в Астрахани Николая Васильевича перевели в разряд государственных крестьян, а в 1808 году приняли в мещанское сословие, в цех ремесленников-портных.

Избавившись от крепостной зависимости и став свободным человеком, Николай Васильевич сменил фамилию Ульянин на Ульянинов, а затем Ульянов. Вскоре он женился на дочери астраханского мещанина Алексея Лукьяновича Смирнова – Анне, которая родилась в 1788 году и была моложе мужа на 18 лет.

Исходя из некоторых архивных документов, писательница Мариэтта Шагинян выдвинула версию, согласно которой Анна Алексеевна – не родная дочь Смирнова, а крещеная калмычка, вызволенная им из рабства и удочеренная якобы лишь в марте 1825 года.

Бесспорных доказательств данной версии нет, тем более что уже в 1812 году у них с Николаем Ульяновым родился сын Александр, умерший четырех месяцев от роду, в 1819-м на свет появился сын Василий, в 1821-м – дочь Мария, в 1823-м – Феодосия и, наконец, в июле 1831 года, когда главе семейства было уже за 60, сын Илья – отец будущего вождя мирового пролетариата.

УЧИТЕЛЬСКАЯ КАРЬЕРА ОТЦА
После смерти Николая Васильевича заботы о семье и воспитании детей легли на плечи его старшего сына Василия Николаевича. Работая в ту пору приказчиком известной астраханской фирмы «Братья Сапожниковы» и не имея собственной семьи, он сумел обеспечить достаток в доме и даже дал младшему брату Илье образование.

В 1850 году Илья Николаевич окончил с серебряной медалью Астраханскую гимназию и поступил на физико-математический факультет Казанского университета, где завершил учебу в 1854-м, получив звание кандидата физико-математических наук и право преподавания в средних учебных заведениях. И хотя ему было предложено остаться при кафедре для «усовершенствования в научной работе» (на этом, между прочим, настаивал знаменитый математик Николай Иванович Лобачевский), Илья Николаевич предпочел карьеру учителя.

Первым местом его работы – с 7 мая 1855 года – стал Дворянский институт в Пензе. В июле 1860-го сюда на должность инспектора института приехал Иван Дмитриевич Веретенников. Илья Николаевич подружился с ним и его женой, и в том же году Анна Александровна Веретенникова (урожденная Бланк) познакомила его со своей сестрой Марией Александровной Бланк, которая на зиму приезжала к ней в гости. Илья Николаевич стал помогать Марии в подготовке к экзамену на звание учительницы, а она ему – в разговорном английском. Молодые люди полюбили друг друга, и весной 1863 года состоялась помолвка.

15 июля того же года, после успешной сдачи экстерном экзаменов при Самарской мужской гимназии, «дочь надворного советника девица Мария Бланк» получила звание учительницы начальных классов «с правом преподавания Закона Божьего, русского языка, арифметики, немецкого и французского языков». А в августе уже сыграли свадьбу, и «девица Мария Бланк» стала женой надворного советника Ильи Николаевича Ульянова – чин этот ему пожаловали также в июле 1863 года.

nstarikov.livejournal.com/1722738.html

Линия матери Ленина Бланк http://forum.genoua.name/viewtopic.php?id=9723

Немецкие предки http://forum.genoua.name/viewtopic.php?pid=68987#p68987

Пошук предків: Глушак (Брянськ.) Ковальов Федосенко (Могилевськ.)
Оглотков (Горбат. п. НГГ) Алькин Душин Жарков Кульдішов Баландин (Симб. губ.)
Клишкін Власенко Сакунов Кучерявенко (Глухів)
Кириченко Бондаренко Білоус Страшний (Новомоск. Дніпроп.)

Поделиться

4

Re: Улянов, Ульянов

Версия калмыцкого происхождения Ульяновых

Широко бытует мнение, что на генеалогическом древе В.И Ленина с отцовской стороны есть калмыцкая ветвь. В этой главе мы попытаемся показать, как возникла версия о калмыцких предках и кто был ее автором, насколько версия документально обоснована, кто и как отстаивает ее сегодня.

+ открыть текст

Первым исследователем истории семьи отца Ленина, Ильи Николаевича Ульянова, был Петр Иванович Усачев, заведующий Астраханским окружным архивным бюро и уполномоченный по Испарту OK ВКП(б). С середины 20-х годов он приступил к поискам материалов о жизни Ульяновых в неразобранных тогда еще архивных фондах.

В 1929 году Усачев послал в Институт Ленина рукопись биографического очерка об И.Н.Ульянове, в котором впервые сообщалась профессия деда Ленина — Николая Васильевича Ульянова. Ответа из института Усачев не получил, но рукописью заинтересовалась М.И.Ульянова. Младшая сестра Ленина работала над книгой об отце и попросила астраханского исследователя сообщить, на основании каких данных он написал, что дед был портным1. Усачев ответил: источником сведений была выявленная им в архиве книга "на записку мастеров" астраханской ремесленной управы за 1834 год. Петру Ивановичу был известен запрет на обнародование подобных материалов без разрешения Института Ленина. "По этим соображениям,— сообщал он,— моя работа пока что носит строго конфиденциальный характер, т.к. может быть, что не все впоследствии, чем я располагаю и буду располагать по моей работе, Институтом Ленина будет опубликовано"2.

В следующем письме Усачев прислал Марии Ильиничне сделанные им фотографии семейных склепов Ульяновых и Горшковых (родственников Ульяновых) на астраханском Духосошественском кладбище и дома Ульяновых в Астрахани. Адрес дома был установлен Петром Ивановичем из выявленной им ревизской сказки 1835 года3.

Сведения Усачева о профессии деда и фотографию дома Мария Ильинична использовала в своей книге "Отец Владимира Ильича Ленина — Илья Николаевич Ульянов (1831-1886)". В книге, вышедшей в свет к 100-летию со дня рождения И.Н.Ульянова, сообщалось, что он «...происходил из бедной мещанской семьи. Дед его был крестьянином, а отец жил в городе и служил в каком-то торговом предприятии (по профессии он был портным)»4.

В том же году вышла и книга А.И.Ульяновой-Елизаровой "В.И. Ульянов (Н.Ленин). Краткий очерк жизни и деятельности", где, касаясь вопроса о национальных корнях отца, Анна Ильинична высказала мнение, что "по национальности Илья Николаевич был русским, но некоторая примесь монгольской крови несомненно имелась, на что указывали несколько выдающиеся скулы, разрез глаз и черты лица"5.

Документальное обоснование этой версии пытался найти в начале 30-х годов П.И. Усачев. В его архиве сохранилась стенографическая запись беседы с Е.И. Лисиной, помнившей брата и сестру И.Н.Ульянова — Василия и Федосью. Отвечая на вопросы исследователя, она так описала внешность Федосьи Ульяновой: "...темная, смуглая, некрасивая, скуластая, нос большой, ноздри большие". По свидетельству Екатерины Ивановны, сходства между братом и сестрой было мало, но "обличье" они имели "если всмотреться, то русское", люди были "русские, богомольные"6.

В беседе Усачева особо интересовал вопрос: какого происхождения была жена Николая Васильевича Ульянова — Анна Алексеевна? В ревизской переписи домовладения 1835 года указывалось, что она была дочерью мещанина Алексея Смирнова. Сестра ее, Татьяна Алексеевна, была крестной матерью Василия и Фелосьи, до самой смерти жила вместе с ними. В одном из найденных Усачевым документов значилась чиновница Татьяна Алексеевна Смирнова, Лисина же описала родственницу Ульяновых как женщину из простонародья — и по одежде, и по разговору. В 1934 году Петр Иванович познакомил со стенограммой этой беседы М.И. Ульянову7. Однако выводов из своих исследований, как и выявленных архивных документов, самому Усачеву опубликовать так и не удалось.

Впервые сведения о семье Ильи Николаевича Ульянова, содержавшиеся в документах астраханского архива, обнародовала М.С.Шагинян в очерке "Предки Ленина", опубликованном в журнале "Новый мир" в 1937 году. Это был первый опыт писательницы изложения материалов по генеалогии Ульяновых, задачей которого, как она писала, было воссоздание истории восхождения в лице отца Ленина рода тружеников из "тьмы к свету" "путем изучения источников и силою творческого воображения"8. Здесь впервые появилась версия о калмыцких предках, поэтому остановимся подробнее на содержании очерка.

Важно отметить, что Мариэтта Сергеевна сама не занималась поисками документов по родословию Ульяновых. Отдав дань первооткрывателям-исследователям, автор подробно охарактеризовала состав используемых ею источников, особо подчеркнув, что правильное чтение документов, расшифровка заложенных в них "исторических показаний — это тоже заслуга астраханского архива"9.

В очерке приводилась запись из "Переписи домовладения января 29 1835 года", подписанная дедом Ленина. Николай Васильевич Ульянов значился в "Переписи...» 70-летним мещанином, женатым на 45-летней дочери астраханского мещанина Алексея Смирнова — Анне. Супруги имели сыновей Василия (13 лет) и Илью (2 лет), дочерей Марью (12 лет) и Федосью (10 лет)10.

"Присмотревшись" к возрасту Н.В.Ульянова и членов его семьи, Мариэтта Сергеевна отмечала, что женился Николай Васильевич поздно, был старше своей жены на 25 лет, и последнего сына "старик Ульянов, женившись на шестом десятке", прижил уже в таком возрасте, "когда люди большей частью и не помышляют о детях"11. Причину позднего брака Н.В.Ульянова писательница объясняла возможным происхождением его из крепостных крестьян. По ее версии, дед Ленина позволил себе обзавестись семьей, только выкупившись на волю, после долгих лет тяжкого труда оброчного. Прямых свидетельств этому в документах, которые видела Шагинян, не было. В качестве косвенных доказательств она использовала два документа, найденные в астраханском архиве.Первый, приказ № 698, был указом Астраханской казначейской палаты от 21 апреля 1825 года, определивший: "...отсужденную от рабства, проживающую у Астраханского купца Михайлы Моисеева дворовую девку Александру Ульянову причислить по ее желанию в астраханское мещанство и для щету взнесть в окладную книгу на 1825 год, о чем предписать Астраханскому уездному казначейству и сему Магистрату указами с тем последнему, чтобы взыскал с нее, Ульяновой, за употребленную в Палате по сему делу вместо гербовой простую три листа бумаги деньги три рубли отправки для причисления в доход казны в здешнее уездное казначейство, которое обязано деньги сии до поступления в казну считать по ведомству сего Магистрата в недоимках, приказали: с прописанием оного указа, тебе, старосте Смирнову, дать сей приказ и велеть помянутую девку Ульянову причислить в здешнее мещанство на основании оного указа оной палаты и взыскать с нее за негербовую бумагу 3 листа три рубли, взнесть при сообщении сего Магистрата в здешнее уездное казначейство немедленном времени..."

Приказ № 902 гласил: "Указом Астраханское Губернское Правление от 10-го минувшего марта под № 3891-м о причислении в здешнее мещанство отсужденную от рабства дворовую девку Александру Ульянову приказали означенную девку Ульянову отдать ее тебе, старосте Смирнову, при приказе, которая при сем и посылается, и велеть написать о ней в двойном числе ревизскую сказку, представить в сей Магистрат при рапорте. Майя 14 дня 1825 года..."12

Выражение "отсужденная от рабства" писательница произвольно истолковала как "выкупленная из крепостной зависимости" и сделала вывод: «Александра Ульянова, Сотсужденная от рабства", была крепостной"13. Шагинян признавала, что об Александре не было в точности известно, кем она доводилась деду Ленина. Тем не менее совпадение фамилий Александры и Николая Васильевича послужило для нее основанием для предположения об их родстве, В качестве аргумента она привела довод: "В Астрахани коренных русских фамилий было мало. Очень многие произошли в ней от пришельцев, от крещеных калмыков и татар, и от выкупивших себя на волю оброчных крестьян"14.

Совпадение фамилии тестя Н.В.Ульянова, Алексея Смирнова, с фамилией мещанского старосты, адресата приказов, послужило писательнице поводом для развития версии. Произвольно вычленив из текста приказа № 902 слова "приказали означенную девку Ульянову отдать ее тебе, старосте Смирнову", она домыслила, что Александра была не только приписана к мещанскому сословию, но и «по-видимому, выкуплена на волю мещанским старостой Алексеем Смирновым, тестем Николая Васильевича Ульянова"15.

Неизвестно почему М.С. Шагинян решила, что тесть Николая Васильевича Ульянова и мещанский староста — одно и то же лицо. В тексте приказов имя старосты не называлось. Зато из метрических записей о крещении Ильи Николаевича и Василия Николаевича, выявленных к середине 30-х годов, следовало, что полное имя их деда со стороны матери было Алексей Лукьянович Смирнов16. Видимо, тождество этих людей автор документального очерка приняла без доказательств. Комментируя сведения о жене Н.В.Ульянова, почерпнутые из ревизской сказки 1835 года, Шагинян писала: «...Анна Алексеевна, урожденная Смирнова (фамилия, встречающаяся в Астрахани необычайно часто, о чем говорит даже разбираемая нами "сказка», где приложили руку двое Смирновых  письмоводитель и казначей; есть документ о том, что отец Анны Алексеевны был крещеный калмык)»11.

Мы специально выделили последнюю фразу этого пассажа, чтобы показать, в каком контексте впервые была высказана версия о калмыцких предках Ленина. Документ, о котором вскользь упоминает Шагинян, не был представлен в очерке. Те же документы, которые писательница подробно комментировала, не содержали и намека на калмыцкое происхождение Алексея Лукьяновича Смирнова. Забегая вперед скажем, что этот таинственный документ так никто до сих пор и не видел, но версия, высказанная мимоходом в 1937 году, получила статус доказанного факта.

Очерк "Предки Ленина" был прелюдией к изданию первой части романа М.С.Шагинян "Билет по истории". Работая над романом, писательница сочла возможным недостаток документальных фактов восполнить силой творческого воображения. "Воображать, вернее довоображать,— утверждала она,— по разрозненным деталям общий рисунок случая, о котором вы хотите рассказать читателю, как о реально бывшем, надо так, чтобы он действительно мог произойти и даже, в данных обстоятельствах, не мог не произойти, и чтоб современники, прочитав о нем, сказали: это в духе характера, в стиле эпохи, это более чем достоверно, это убедительно. Такою творческой фантазией, связующей детали в целое, обладали великие археологи прошлого, разгадывавшие письмена глубокой древности. Такой творческой фантазией должны обладать и художники, берясь за воссоздание прошлого"18.

Так, во многом благодаря творческому воображению автора, в романе "Билет по истории“ появилось воспоминание И.Н.Ульянова: "Отец был стар, из оброчных, и выкупился, кажется, только к шестидесяти годам, тогда же и жену взял... В том, как их семья медленно восходила в его лице из тьмы к свету, была одна отличительная особенность: мать его, Смирнова, вышла из уважаемого в астраханском мещанстве крещеного калмыцкого рода...", ее отцом был "...головастый мещанский староста Смирнов, на которого Илья Николаевич, кстати, больше всех и лицом вышел...»19

Мы уже писали о том, какой резонанс вызвал выход в 1938 году первой части романа М.С.Шагинян. Читающая публика, уставшая от упрощений социального метода в трактовке истории, восприняла его как откровение. Запрещение книги, как это часто бывает, только подогрело интерес и нейтрализовало критическое восприятие изложенных фактов. Мало кто тогда обратил внимание, что сведения, сообщавшиеся писательницей, основывались в основном на зыбкой почве творческой интуиции. Тем более интересны замечания на рукопись романа Д.И.Ульянова, высказанные по горячим следам. «Может ли форма романа,— спрашивал он,— сколько-нибудь искупить неизбежные при ней фактические неточности и элементы фантазии? Думается, что нет... Например, на стр.46—47 автор очень категоричен в вопросе о происхождении Ильи Николаевича: "Потомок степных калмыков", "древняя азиатская кровь монгола"... Думаю, что так безоговорочно утверждать нельзя; автор берет на себя слишком большую смелость. Конечно, мы живем не в III империи, и расовые вопросы не имеют для нас значения; нам не важно, был ли отец Ильича "чистокровным" калмыком или калмыком такой-то пробы, но справедливость требует сказать, что автор романа, несмотря на свои изыскания в Астрахани, имеет не больше права, чем всякий другой из нас, делать такие категорические выводы»20.

Роман был реабилитирован в 1956 году. А через два года (1958) одновременно вышли в свет новая версия романа под названием "Семья Ульяновых" и новая редакция очерка "Предки Ленина (Наброски к биографии)». Сравнение новых публикаций с текстами 30-х годов показывает, что новых источников о родословной отца Ленина за эти годы не появилось. В 1937 году Мариэтта Сергеевна писала: "Если найдутся документы, подтверждающие родство Александры Ульяновой с дедом Ленина, то очевидно, что и Николай Васильевич происходил из крепостных»21. Документы н.е были найдены. Однако в новой редакции очерка Мариэтта Сергеевна рассказывала, что преподаватель Иркутского педагогического института М.Г.Гудошников обратил ее внимание на существовавшее в России еще в первые десятилетия XIX века "рабство"22.

istmat.info/node/22409

Пошук предків: Глушак (Брянськ.) Ковальов Федосенко (Могилевськ.)
Оглотков (Горбат. п. НГГ) Алькин Душин Жарков Кульдішов Баландин (Симб. губ.)
Клишкін Власенко Сакунов Кучерявенко (Глухів)
Кириченко Бондаренко Білоус Страшний (Новомоск. Дніпроп.)

Поделиться

5

Re: Улянов, Ульянов

Продолжение

+ открыть текст

Изучению истории этого явления была посвящена единственная работа — очерк С.С. Шашкова "Рабство в Сибири"23. Историк рассматривал "рабство" как следствие колонизации Россией сибирских территорий. "Азиатцы", попадавшие к русским в плен во время вооруженных столкновений, набегов на их селения, подавления бунтов, превращались в живой невольничий товар. Такими же невольниками становились у "азиатцев" русские пленники. Киргиз-кайсаками (казахами) во время набегов на сибирские территории только с 1783-го по 1891 год по линии от прикаспийского Гурьева до Звериноголовска было угнано в плен 506 русских24.

После падения Джунгарии25 во второй половине XVIII века "рабство" процветало в Юго-Западной Сибири, а значительную часть "рабов" составляли калмыки. Самыми деятельными поставщиками "рабов" в Сибирь вплоть до 1828 года были кочевавшие вдоль границ российских владений киргиз-кайсаки. Своих пленников, среди которых, кроме калмыков, было немало башкир, чувашей, они выменивали у россиян на товары и деньги. В голодные годы вместе с пленниками киргиз-кайсаки на меновых дворах российских крепостей продавали и своих детей. До обширных размеров торговля детьми дошла в начале XIX века, особенно с 1811-го по 1814 год, когда кочевники оказались в бедственном положении.

В начале XIX века "рабство", получившее законодательное обоснование, было ограничено26, а в октябре 1825 года издается указ "О времени служения Киргиз-Кайсаков, Калмыков и других Ази-атцев, приобретенных меною до 1808 года и после оного и о воспрещении на будущее время приобретать людей сего рода меною и куплею". Этот закон запретил "рабство» в будущем и определил срок освобождения всех "рабов»27.

Теперь М.С. Шагинян стало известно, что «...выраженье "отсужденная от рабства" отнюдь не совпадает с принятыми в официальной терминологии словами "отпущенный на волю"»28. Под впечатлением от новых сведений она выстраивает новую версию происхождения деда Ленина — из "бесправных инородцев". Опираясь на работу Шашкова, силою творческого воображения она превращает Александру Ульянову в калмычку, девочкой проданную в рабство29. Не имея, как и прежде, на то никаких документальных оснований, автор продолжает настаивать: "Трудно предположить, что Александра Ульянова и Николай Васильевич Ульянов не только однофамильцы, но и одинаково тесно связанные с семьей старосты Алексея Смирнова, были чужими людьми друг другу". Теперь ей становится ясно, «почему Александра Ульянова в марте, то есть за несколько месяцев до введения в действие закона 1825 года, о котором, разумеется, уже широко было известно, — выразила желание бьпъ приписанной к мещанскому сословию. От купца Моисеева она "поступала", то есть переселялась в дом старосты Алексея Смирнова, тестя Николая Васильевича Ульянова, видимо, хлопотавшего о ее преждевременном осво бождении»30.

Следует обратить внимание, что и в 50-х годах Шагинян продолжает произвольно толковать приказы об "отсужденной от рабства" А.Ульяновой, которые, на наш взгляд, не содержали никаких намеков на заинтересованность старосты Смирнова в судьбе "дворовой девки", а были всего лишь указами должностному лицу оформить ее новый социальный статус. Во второй редакции очерка также не появилось и следов документов, подтверждающих калмыцкое происхождение бабки Ленина. Это не смущало Шагинян, для которой, по существу, главным был вывод: «Прошел ли Николай Васильевич крестный путь оброчного, вышел ли он из крепостных, выкупив "вольную", или из бесправных инородцев,— его поздний брак с крещеной калмычкой говорит о долгих и мучительных годах борьбы за свою долю в жизни. Тяжким трудом, из года в год сколачивал он копейку за копейкой, чтобы положить начало самому первому, самому естественному, законному, но и самому трудному для подневольного человека делу — семье»31.

С 1937 года М.С.Шагинян не занималась архивными поисками сведений о родословной отца Ленина. Новые документы о предках Ильи Николаевича Ульянова были разысканы в 60-е годы усилиями астраханских и горьковских архивистов. Благодаря им стало известно, что дед Ленина Николай Васильевич происходил из села Андросова Сергачской округи Нижегородской губернии. Документы, найденные в Государственном архиве Горьковской области, позволяли проследить уже три поколения Ульяновых, живших в Андросове. Прапрадед В.И. Ленина — Никита Григорьевич (1711— 1779), прадед — Василий Никитич (1733-1770) и дед — Николай Васильевич Ульянин (1769—1836) были крепостными крестьянами нижегородских помещиков. В 1791 году дед Ленина был отпущен помещиком М.С. Бреховым на, оброк. В 1793-м и 1797 годах были изданы правительственные указы, разрешающие, в силу государственных интересов, не возвращать к помещикам с окраинных земель крестьян, засчитывая их владельцам как сданных в рекруты. Так Н.В.Ульянов, отрабатывавший оброк в Астраханском крае, стал государственным крестьянином, в 1808 году был причислен к мещанскому сословию, жил й работал вначале в селении Новопавловском Астраханской губернии, а затем переехал в Астрахань32.

В приказе 1799 года Астраханского земского нижнего суда старосте "общества старозашедших помещичьих крестьян" о причислении в это общество Николая Васильевича содержалось описание его внешности: "Ростом 2-х аршин 5 вершков, волосы на голове, усы и борода светлорусые, глаза карие, лицом бел, чист...»33 А в списках мужского населения Астрахани для рекрутского набора 1837 года указывалось: "Николай Васильев Ульянин, у него дети Василий 14 лет, Илья — 2 лет. Коренного российского происхождения"34. На основании новых документов исследователями был сделан вывод о русской национальности Н.В.Ульянова.

Комментируя документы, автор статьи в "Журналисте" И.Богданов замечал; "Писалось, будто дед Ильича принадлежал к крещеным калмыкам. Были и другие утверждения. Конечно, за желание видеть в Ильиче, этом великом интернационалисте, черты своей нации трудно кого-либо осудить. Вопрос о национальном происхождении может быть и не столь важный, но историческая чистота фактов — прежде всего»35. Это замечание, правда, анонимное, задевало и М.С.Шагинян, авторитет которой в вопросе родословной Ленина к началу 70-х годов был почти непререкаем. Авторы, писавшие о романе "Семья Ульяновых", особо отмечали, что для его воплощения «нужно было "перещупать" все известные факты, проверить их точность и собрать "по крохам" все, что могло оживить образ прошлого»36. В 1972 году труд Мариэтты Сергеевны был удостоен Ленинской премии. В 1974 году при переиздании очерка о предках Ленина М.С.Шагинян учла новые данные о происхождении Н.В.Ульянова из крепостных крестьян Нижегородской губернии, опустив предположение о его происхождении из "бесправных инородцев". Однако версии о его родстве с "отсужденной от рабства» Александрой и его браке с "крещеной калмычкой" оставила без изменений37.

Пошук предків: Глушак (Брянськ.) Ковальов Федосенко (Могилевськ.)
Оглотков (Горбат. п. НГГ) Алькин Душин Жарков Кульдішов Баландин (Симб. губ.)
Клишкін Власенко Сакунов Кучерявенко (Глухів)
Кириченко Бондаренко Білоус Страшний (Новомоск. Дніпроп.)

Поделиться

6

Re: Улянов, Ульянов

Продолжение

+ открыть текст

Попытки критического разбора документальной обоснованности этих версий предпринял А.С.Марков, автор книги "Ульяновы в Астрахани". Книга вышла в трех редакциях в 1969, 1970 и 1983 годах. Как мы увидим, взгляды автора за эти годы претерпели изменения.

В первом издании, следуя за М.С. Шагинян, Марков пишет, что тесть Н.В.Ульянова был мещанским старостой. Он привел новые данные о том, что тот имел большой дом около Казанской церкви, два каменных выхода с ледниками. "По сохранившимся рапортам в Астраханский магистрат, написанным собственноручно Алексеем Смирновым,— сообщал автор,— видно, что он имел завидный опыт составлять деловые письма»38. К сожалению, Марков не указал документы, из которых были почерпнуты сведения.

В издании 1969 года Марков обратил внимание на то, что утверждение Мариэтты Сергеевны, будто Алексей Лукьянович Смирнов родом из крещеных калмыков, документально не доказано. Он допускал, что упомянутый в очерке документ мог оказаться среди утерянных во время Отечественной войны, но все же считал калмыцкое происхождение Смирнова маловероятным. По его мнению, в то время мещанским старостой вряд ли мог быть избран крещеный калмык, "поскольку мещанских старост выбирали из людей хорошо известных в городе, имеющих значительную недвижимую собственность и хорошо знающих грамоту"39. Почему крещеный калмык не мог обладать этими достоинствами, автор не объяснил. Зато подробно остановился на вопросе: была ли Александра Ульянова родственницей деда Ленина?

По его мнению, утверждение писательницы об участии АСмирнова в судьбе "отсужденной от рабства" девушки было основано на неверном толковании приказа № 902. Документ, считал Марков, свидетельствовал только о том, что Александра Ульянова "поступила" не в дом Алексея Смирнова, а во двор мещанского общества. Там мещанский староста "должен был внести всех бывших в рабстве людей в окладную книгу, взять с них деньги за гербовую бумагу, проверить, записаны ли они в новые ревизские сказки". На основании документов архива Астраханской области Марков утверждал, что «за 1825 год во двор мещанского общества к старосте Смирнову вместе с приказами Астраханского магистрата поступило немало лиц, подобных Александре Ульяновой. В числе их была "отсужденная от рабства девка Анна Родионова" Прасковья Иванова, Марья Григорьева и много других». Такое толкование приказа № 902 послужило основанием для вывода: "Видимо, Александра Ульянова и Николай Ульянов были просто однофамильцами"40.

Кем же была Александра Ульянова? Автор предполагал, что купец Моисеев мог купить на рынках Хивы или Бухары попавшую в "жадные лады работорговцев" русскую пленницу или жестепнячку-несмышленыша и крестить ее в русскую веру41.   

Дальнейшие поиски в государственном архиве Астраханской области привели Маркова к выводу, что мещанский староста Смирнов и дед Ильи Николаевича Ульянова по материнской линии — разные люди. В издании 1983 года он утверждал: "Женился Ульянов на дочери бедного астраханского мешанина». Этот вывод автор сделал на основании "Сказки о домовом строении" (1805) отца Анны Алексеевны, где было записано: "Прозвание — Смирнов, имя и отчество — Алексей Лукьянович, чин и звание — мещанин астраханский". Из документа следовало, что дом выстроен самим Алексеем Лукьяновичем в 1790 году, был небольшим, в четыре квадратных сажени, и располагался на Луковской улице, где селилась астраханская беднота42.

Марков предположил, что Николай Ульянов, возможно, вначале тоже жил на Луковской улице и здесь познакомился с Анной Смирновой. По тем временам Анна Алексеевна считалась засидевшейся в девках. Ей было 23 года, когда она вышла замуж43. Основываясь на ревизских сказках 1811-го и 1816 годов, Марков уточнил, что Мариэтта Сергеевна была не права, когда писала, что Николай Васильевич Ульянов женился на шестом десятке. Из документов следовало, что к моменту свадьбы ему было 42 или 43 года44. Супруги прожили вместе почти четверть века, родив пятерых детей. Николай Васильевич умер в 1836 году, Анна Алексеевна — в 1871 году45.

В книге "Ульяновы в Астрахани" Марков попытался собрать все, что удалось обнаружить в астраханских архивах вплоть до начала 80-х годов. Однако документов о калмыцких корнях в роду Ленина так и не удалось найти. Это не смутило М.Г. Штейна, который в начале 90-х годов вновь реанимирует версию, утверждая, что "происхождение отца Ленина Ильи Николаевича Ульянова уходит корнями в калмыцкий народ"46. .

В серии своих публикаций Михаил Гиршевич не приводит ни одного нового документа, касающегося родословия отца Ленина. Методом доказательства нерусского происхождения Ильи Николаевича Ульянова стало не обнаружение новых фактов, а выявление автором слабых мест в аргументации предшествующих исследователей и их критика. Единственным авторитетом для Штейна осталась М.С.Шагинян, чьи художественные произведения он не только возводит в ранг научных трудов, но и считает наиболее достоверными в интерпретации исторических источников.

Ради видимой объективности М.Г. Штейн констатирует: «К сожалению, подробностей о происхождении Анны Алексеевны Смирновой, в замужестве Ульяновой, ни в романе М.С.Шагинян, ни в работах Ж.А.Трофимова, ни, наконец, в книге А.С. Маркова "Ульяновы в Астрахани", где весьма детально описано происхождение ее супруга Николая Васильевича Ульянова... нет»47. Как видим, даже немногочисленные сведения о семье Смирновых, почерпнутые Марковым из архивных документов, Штейн не принимает в расчет. Он обращает внимание на противоречивые сведения о тесте Н.В.Ульянова, которого в первом издании Марков представляет состоятельным мещанским старостой, а в последнем — бедным астраханским мещанином. Штейн объясняет это конъюнктурной позицией автора. "Как мы знаем,— замечает он,— для В.И. годились только бедные предки"48. При этом умалчивает, что Марков изменил свою позицию под влиянием новых данных архивного документа, подписанного собственноручно Алексеем Лукьяновичем Смирновым.

Штейн продолжает настаивать, что бабушка В.И.Ленина с отцовской стороны Анна Алексеевна Смирнова "вышла из уважаемого калмыцкого рода", вопрошая оппонентов: "...где убедительныедоказательства того, что АЛ. Смирнов не является крещеным калмыком?"49 Таких доказательств, в работах о родословной отца Ленина не нашли и мы. Это заставило нас обратиться к работам исследователей, изучавших быт калмыков в первой половине XIX века. Из работы Ф.А. Бюлера "Кочующие и оседло живущие в Астраханской Губернии инородцы", опубликованной в журнале "Отечественные записки" в 1846 году, мы узнали, что астраханские калмыки в то время кочевали на правом, нагорном берегу Волги, трудно расставались со своими местами и почти не поддавались ассимиляции. Только чрезвычайное обеднение заставляло их покидать степи, наниматься на работу в русских деревнях или городах. "Калмыки,— замечает автор,— обыкновенно знают лишь несколько русских слов... работают артелями на рыбных промыслах" или "бесконечно сменяющимися толпами вместе с другими кочевниками появляются в губернском городе для сбыта скота и покупки русских изделий"50.

Первая попытка массового крещения астраханских калмыков была предпринята в 1744 году. При этом 3000 вновь обращенных для приучения к хлебопашеству и укреплению в вере переселили подальше от мест кочевий их соплеменников, в Симбирскую губернию. В 1764 году 200 кибиток крещеных калмыков было отправлено на Терек, в Моздок. Этот опыт оказался плачевным. К началу XIX века моздокские калмыки, например, полностью отпали от христианства, а среди приволжских калмыков случаи обращения в христианство были исключением. Ф.А.Бюлер приводит интересные данные о том, что и в 30-е годы XIX века количество обращенных в христианство калмыков, живущих в Астраханской губернии, было мизерно в сравнении с их общей массой. В 1841 году в астраханской епархии было обращено в христианство лишь 27 инородцев51. В таком историческом контексте представляется маловероятным, чтобы астраханский мещанин Алексей Лукьянович Смирнов, построивший в 1790 году в губернском городе собственный дом и грамотно заверивший все необходимые документы собственной подписью, происходил из "уважаемого в астраханском мещанстве крещеного калмыцкого рода".

Единственный довод Штейна в пользу калмыцкого происхождения Смирновых — это упоминание Шагинян о якобы виденном ею документе. По его мнению, Мариэтта Сергеевна почему-то не нашла способа включить документ в свою публикацию 1937 года. Он полагает, что писательница ошибалась, считая многие виденные ею документы утерянными во время Отечественной войны52. Штейн утверждает, что документ о калмыцком происхождении А,Л. Смирнова был изъят и мог попасть в Центральный партийный архив при ЦК КПСС как имеющий отношение к Владимиру Ильичу53. Мы проверили эту версию. В бывшем Центральном партийном архиве в папке особого хранения содержались документы, изъятые из архивов в 30-е годы, касающиеся исключительно рода Бланков. То же самое можно сказать и об особой папке № 3, хранящейся в Архиве Президента Российской Федерации. Никаких следов документа нет и в архиве Петра Ивановича Усачева, переданном в 1965 году, после его смерти на хранение в архив Астраханского обкома партии.

Не выдерживает критики и тезис Штейна о том, что "Илья Николаевич Ульянов не только со стороны матери — А.А. Смирновой — уходит корнями в калмыцкий народ. Со стороны его отца — Н.В.Ульянова — также могла быть и калмыцкая кровь". Он развивает гипотезу Шагинян о родстве Николая Васильевича с "отсужденной от рабства" якобы калмычкой Александрой Ульяновой. Правда, оговаривается, что эта версия пока документально не подтверждена54.

Новым в работе Штейна является рассуждение о том, как толковать содержащееся в архивном документе указание, что дед Ленина был "коренного российского происхождения". С его точки зрения, эти слова означают лишь то, что человек родился в России. «Не важно, кто он по национальности — вепс, удмурт, татарин, черемис, чуваш, мордвин и т.д. Он — россиянин. Слово же "русский" означает конкретную национальность»55. По утверждению же исследователя В.М. Кабузана, долгие годы специализирующегося на изучении народонаселения России56, в первой половине XIX века этот термин использовался в официальных документах для указания на принадлежность к одному из трех коренных народов Российской империи: русскому, украинскому или белорусскому.

Штейн считает также, что приметы деда Ленина, приводимые в документах, не свидетельствуют о его русской национальности, поскольку достаточно близко совпадают с физическим типоммордвы-эрзя, составлявшей к началу XX века почти половину населения нагорной полосы, к которой относился и Сергачский уезд57, откуда пошел род Ульяновых. С этим можно согласиться при одной существенной.оговорке. В XVIII веке этнический состав Сергачского уезда не совпадал с этническим составом крепостного крестьянства. В абсолютном большинстве крепостными были русские крестьяне, и лишь незначительная часть — мордва58.   

Мы остановились так подробно на попытках различных авторов доказать инородческое происхождение рода Ульяновых, чтобы стало очевидно: до сих пор оно документально не подтверждено. Единственным свидетельством того, "что в жилах Владимира Ильича смешалась кровь разных народов, населявших Поволжье»59, остаются черты его лица.

Пошук предків: Глушак (Брянськ.) Ковальов Федосенко (Могилевськ.)
Оглотков (Горбат. п. НГГ) Алькин Душин Жарков Кульдішов Баландин (Симб. губ.)
Клишкін Власенко Сакунов Кучерявенко (Глухів)
Кириченко Бондаренко Білоус Страшний (Новомоск. Дніпроп.)

Поделиться

7

Re: Улянов, Ульянов

Окончание

+ открыть текст

В этой связи стоит вспомнить интересное замечание Д.И. Ульянова, высказанное еще в 30-е годы. "Нет надобности,— писал он,— особенно разбираться в семейных летописях, чтобы объяснить раскосые глаза или выдающиеся больше обычного скулы. Если бы характеристика предков касалась существа дела, например, особого склада ума, каких-либо талантов или особых способностей и пристрастий, тогда бы это было важно. Но вопросы о чистокровности и кровности сами по себе не стоят ломаного гроша»60.

В советское время ни один из исследователей не решался напрямую выводить черты характера Владимира Ильича или особенности его политического поведения из его родословной. Первооткрывателем здесь в определенном смысле стал писатель В. Солоухин. Опираясь на статью М.Г. Штейна "Род вождя", он своеобразно развивает версию М.С.Шагинян о возможном родстве "отсужденной от рабства" Александры Ульяновой с дедом Ленина по отцовской линии. "Александра Ульянова везде фигурирует без отчества,— подмечает автор. — Возможно, староста Алексей Смирнов, удочерив ее, дал ей свою фамилию, отчество и новое имя, чтобы на ней мог жениться Николай Васильевич»61. Как видим, богатое воображение писателя выстраивает схему инцеста. Произведя подобную спекуляцию, В.Солоухин продолжает: «Мое перо отказывается сделать последний вывод. Но не этим ли объясняются некоторые характерные признаки вырождения: облысение в 23 года, периодические приступы нервной (мозговой, как окажется впоследствии) болезни, патологическая агрессивность у "гениального" внука»?62

"Перо писателя» оказалось разумнее его самого. Кровосмешения не могло быть, так как Анна Алексеевна Смирнова и Николай Васильевич Ульянов вступили в брак задолго до "отсуждения от рабства" в 1825 году дворовой девки Александры. В ревизской сказке 1816 года среди фамилий мещан на 541-й странице было записано: "Николай Васильевич Ульянин — 47 лет. Его сын Александр — 4 месяцев умре 1812 года. Николая Ульянина жена Анна Алексеевна — 28 лет". Таким образом, уже в 1812 году супруги Ульяновы потеряли своего первенца. Все эти сведения опубликованы А.С.Марковым еще в 1983 году63.

Подводя итоги историографического обзора литературы о родословной В.И.Ленина по отцовской линии, следует отметить работу В.А. Могильникова, появившуюся в начале 90-х годов. Продолжая труд исследователей конца 60-х годов, выявивших три поколения крепостных крестьян рода Ульяниных, живших в селе Андросове, Могильников продолжил роспись еще на два поколения вглубь веков. Поколенную роспись рода исследователь начал с жившего в XVII веке Андрея Ульянина, крепостного крестьянина помещика Панова, и закончил представительницей 10-го поколения — Надеждой Владимировной, правнучкой Дмитрия Ильича Ульянова64. Комментируя роспись, составленную Могильниковым,

А.Н.Онучин обратил внимание на то, что "...родословная Ульяниных/Ульяновых дает два примера перехода из одного сословия в другое, факт для царской России далеко не обыденный. Из крепостного состояния через личносвободное сословие астраханских мещан к сословию потомственных дворян — такова история рода"65.


1    Маркое A.C. Ульяновы в Астрахани. Волгоград:, 1983. С.76—77.
2    РЦХИДНИ. Ф.14. Оп.1. Д.186. Л.1—2.
3    Там же. Л.З.
4    Ульянова М.И. Отец Владимира Ильича Ленина — Илья Николаевич Ульянов (1831—1886). Соцэкгиз, 1931. С.9.
5    Ульянова-Елизарова А.И.  В.И.Ульянов (Н. Ленин). Краткий очерк жизни и деятельности. Партийное издательство, 1931. С.5.
6    Марков A.C. Указ.соч. С.81.
7    Там же. С.87—88, 80.
8    Шагинян М. Предки Ленина // Новый мир. 1937. №11. С.271; Она же. Билет по истории // Красная новь. 1938. Кн.І. С.24; Она же. Как я работала над "Семьей Ульяновых" // Шагинян М.Лениниана: Семья Ульяновых. Тетралогия. Очерки и статьи. М., 1977. С.775.
9    Шагинян М. Предки Ленина... С.266—267.
10    Там же. С.267.
11    Там же. С.268-269.
12    Там же. С.269-270.
13    Там же. С.270.
14    Там же:
15    Там же.
16    РЦХИДНИ. Ф.11. Оп.1. Д.З. Л.1; Марков A.C. Указ.соч. С.29, 88.
17    Шагинян М. Предки Ленина... С.268.
18    Шагинян М. Как я работала над "Семьей Ульяновых’’... С.787.
15 Шагинян М. Билет по истории. С.24-25.
20    Ульянов Д.И. Очерки разных лет: Воспоминания, переписка, статьи. 2-е изд. М., 1984. С. 144.
21    Шагинян М. Предки Ленина... С.270.
22    Шагинян М. Предки Ленина (Наброски к биографии) // Астрахань: Литературно-художественный сборник. Астрахань, 1958. С.95,96.
23    Шашков С.С. Рабство в Сибири // Шашков С.С. Собр.соч. в 2-х т. СПб., 1898. Т.2. Ст.504-546.
Под именем Сибири в широком смысле этого слова понимаются все азиатские впадения России, за исключением Закавказья, Закаспийской области и Туркестана. Первоначально, когда в 16 и 17 вв. завершилось занятие коренной Сибири и после заключения с Китаем нерчинского и буринского договоров, границы ее составляли к Северу Северный Ледовитый океан, к Востоку Берингово и Охотское море, нынешние области Приморская и Амурская, далее Монголия, к Югу Китайская империя, к Западу р.Иртыш (Иртышская линия) до Омской крепости, затем Ишимская и Горькая линии до Оренбургской губернии, и, наконец, Уральские горы до берегов Северного океана (Энциклопедический словарь. СПб., Издательское дело, Брокгауз-Ефрон, 1900. Т.58. С.748).
24    С расширением владений России в ХѴІІІ-ХІХ вв. были созданы системы оренбургских и сибирских линий, главным образом из крепостей, редутов, маяков и т.п. Укрепленные линии не только охраняли владения, но и служили для зашиты местного населения от разрушительных набегов кочевников. Оренбургская линия проходила от г. Гурьева по р. Яику (Уралу) через г. Оренбург до Верхнеуральска. От крепости Звериноголовской начиналась Сибирская линия (БСЭ. 2-е изд. Т.ЗЗ. С.369—370).
Киргиз-кайсаки — в Российской империи самоназвание киргизов ("кыргыз“) ошибочно приписывали казахам ("Киргиз-кайсаки", "киргиз-казаки", "киргизы"). (БСЭ. 2-е изд. Т.19. С.318).
25 Чжунгария (Джунгария) — под этим именем, перешедшем в науку от китайских географов, разумеется территория, лежащая к северу от Тянь-Шаня и составлявшая некогда Чжунгарское царство... Войны с Китаем привели Чжунгарию к падению. С 1758 г. она окончательно вошла в состав Китайской империи, а с проникновением русских в глубь Средней Азии часть чжунгарских владений постепенно отошла к России, в состав областей Семиреченской и Семипалатинской... Чжунгары — народ монгольского происхождения. (Энциклопедический словарь.СПб., типография Акционерного общества Брокгауз-Ефрон, 1903. Т.76. С.805,808).
26 Закон от 9 января 1757 года разрешал "привозимых киргизами разных наций пленников, всякого звания людям по недостатку в Сибири таких людей, которым по указам крепостных людей иметь велено, покупать и на товары выменивать..." (Полное собрание законов Российской империи. Собр. 1-е. СПб., 1830. Т.ХѴІ. С.587, 329). Начало ограничению "рабства“ было положено указами от 23 мая 1808 года “О водворении кочующих по близости Оренбургской линии Киргизцев'' и "О распространении правил о водворении Киргизцев, и о покупке Российским поданным Киргизских детей по всей Сибирской линии1'. Теперь покупать и выменивать детей казахов разрешалось при условии их освобождения по достижению ими двадцатипятилетнего возраста (ПСЗ.Т.ХХХ. С.277). 13 февраля 1819 года срок "рабства" был также ограничен для "вымениваемых у Киргизцев Калмыков и других Азиатцев" (ПСЗ. T.XL. С.521).
27    Шишков С.С. Указ.соч. Ст.543; ПСЗ. T.XL. С.520—525.
28    Шагинян М. Предки Ленина (Наброски к биографии)... С.96.
29    Историю "рабства" писательница в очерке изложила следующим образом: «В Сибири и Астрахани малолетние дети калмыков и киргизов могли быть проданы в рабство родителями или оказаться захваченными в плен в результате набега и потом проданными. Таких покупных "рабов" закон разрешал держать у себя и купцам. Об этом своеобразном рабстве подробно рассказывается у С.Шашкова. В положении от 1808 года это рабство ограничивалось тем, что достигший двадцатипятилетнего возраста "отсуждался от рабства". Законом же 1825 года право продажи в рабство малолетних киргизов и калмыков было окончательно запрещено» {Шагинян М. Предки Ленина (Наброски к биографии)... С.96). В очерке Мариэтта Сергеевна не называла национальность "отсужденной от рабства" Александры Ульяновой, но в новой версии романа появилось воспоминание И.Н.Ульянова "...о проданных в рабство купцам маленьких калмыцких девочках, — проданных от крайней нужды и нищеты их родными отцами и матерями» (Шагинян М. Семья Ульяновых. М., 1958. С.33-34). Сопоставление написанного в очерке и романе дало возможность читателям сделать вывод о калмыцком происхождении Александры Ульяновой,
30    Шагинян М. Предки Ленина (Наброски к биографии)... С.96.
31    Там же.
32    Справка о происхождении рода Ульяновых сектора произведений B.И. Ленина    ИМЛ при ЦК КПСС. Хранится в библиотеке Музея В.И. Ленина (филиал Государственного Исторического музея).
33    Марков A.C. Ульяновы в Астрахани. Волгоград, 1970. С. 10.
34    Шнайдштейн Е. Начало родословной // Волга. 1966. №8. С. 134-135.
35    Богданов И. Нижегородской губернии крестьянин // Журналист. 1969. №6. C.63.
36    Голъдина P.C. Ленинская тема в творчестве Мариэтты Шагинян. Ереван, 1969. С.49.
37    Шагинян М. Предки Ленина (Наброски к биографии) // Шагинян М. Собр.соч, в 9 т. М., 1974. Т.б, С.658.
38    Марков АС. Ульяновы в Астрахани // Волга. 1969. №4. C.I08.
39    Там же. С.107—108.
40    Там же.
41    Там же. С. 107.
42    Марков A.C. Ульяновы в Астрахани. Волгоград, 1983. С.22.
43    Там же.
44    Там же. С.21-22.
45    Там же. С.34, 73.
46    Штейн М.Г. Генеалогия рода Ульяновых //Литератор (Ленинград). 1990, № 38.
47    Он же. Род вождя // Слово. 1991. № 2. С.78.
48    Он же. Ульяновы и Ленины. Тайны родословной и псевдонима. СПб., 1997. С. 154.
49    Там же. C.I 52—153.
50    Бкмер Ф.А. Кочующие и оседло живущие в Астраханской Губернии инородцы // Отечественные записки, 1846. М7.С.З-5.
51    Там же. С.5; Там же. №8. С.64—70.
52 В очерке «Как я работала над "Семьей Ульяновых»» (впервые очерк полностью был опубликован в журнале "Вопросы литературы", 1963, Ns7) Шагинян писала: "Мне пришлось основательно поработать в архивах городов Пензы, Ульяновска, и Астрахани. В последней кое-какие документы Архива Калмыцкой автономной республики открывались работниками прямо при мне. К сожалению, этот архив, видимо, сильно пострадал во время Отечественной войны и после нее, так что многие виденные, переписанные и переснятые мной в тридцатых годах документы и старые фотографии сейчас утеряны. Во всяком случае, новью работники архива запрашивали меня недавно о фотографиях могильного памятника брата Ильи Николаевича, Василия Николаевича, и его отца''. Использованная Шагинян в очерке фотография памятника на могиле В.Н.Ульянова была сделана П.И.Усачевым, а все документы — выявлены в архиве Астраханской области, который, в отличие от архива Калмыцкой АССР, действительно пострадал в годы войны (эти сведения приведены в работе В.В.Цаплина "Архивы, война и оккупация", хранящейся в Российском Государственном архиве экономики. Ф.777.. Оп.1. Д.44. Л.227-228, 442).
53    Штейн М.Г. Ульяновы и Ленины... С.152—153.
54    Там же. С. 156.
55    Там же. С. 147.
Штейн рассуждает подобным образом, будучи уверенным, что указание документа относится только к Н.В.Ульянову и его сыновьям. На самом деле запись "коренного российского происхождения" сделана на листе документа по вертикали и относится ко всем там записанным (фотокопию документа см. в кн.: Говорят документы: о жизни и деятельности Ильи Николаевича Ульянова. В 3-х т. Ульяновск, 1995. Т.1. С.44).
56    Доктор исторических наук В.М. Кабузан — автор ряда монографий, в их числе: "Изменения в размещении населения России в XVIII — первой половине XIX в. (По материалам ревизий)" (М.,1971), "Народонаселение России в ХѴШ — первой половине XIX в. (По материалам ревизий)" (М., 1963), "Народы России в XVIII в.: Численность и этнический состав“ (М., 1990), "Народы России в первой половине XIX в.: Численность и этнический состав" (М., 1992).
57    Штейн М.Г. Ульяновы и Ленины... С. 148.    .
58    По сведениям подготовленной к изданию книги В.М. Кабузана "Крепостное население России в XVIII — середине XIX в."
59    Штейн М.Г. Ульяновы и Ленины... С. 148.
60    Ульянов Д.И. В редакцию журнала "Красная новь" (по поводу 1-й части романа М.Шагинян "Билет по истории") // Ульянов Д.И. Очерки разных лет: Воспоминания, переписка, статьи. 2-е изд. М., 1984. С. 144.
61    Солоухин В. При свете дня. М., 1992. С.28, 31—33.
63 Там же. С.33-34.
63    Марков A.C. Ульяновы в Астрахани. Волгоград, 19S3. С.21—22.
Фамилия деда Ленина, Николая Васильевича, писалась как "Ульянин" или "Ульянинов", а с 30-х годов XIX в. — как "Ульянов".
64    Могильников В А. Предки В.И.Ульянова-Ленина. Пермь, 1995. С.8—14.
65    Там же. С.З.

Пошук предків: Глушак (Брянськ.) Ковальов Федосенко (Могилевськ.)
Оглотков (Горбат. п. НГГ) Алькин Душин Жарков Кульдішов Баландин (Симб. губ.)
Клишкін Власенко Сакунов Кучерявенко (Глухів)
Кириченко Бондаренко Білоус Страшний (Новомоск. Дніпроп.)

Поделиться

8

Re: Улянов, Ульянов

УЛЬЯНОВ Антон Миколайович,
1903, м. Мелітополь, росіянин, неписьменний. Ніде не працював. Заарештований 9.11.20 р. Звинувачення: служив у білих. Мелітопольським політбюро 19.11.20 р з-під варти звільнений під підписку про невиїзд. Реабілітований у 1991 р.   3т

Коли добром ніхто не дасть нам світла, – Його здобути треба – не молить,
Бо без борні нікчемні всі молитви. І свічки мирної не варта та країна,
Що в боротьбі її не запалила.
Спасибо сказали: kbg_dnepr1

Поделиться

9 (02-03-2017 10:43:18 отредактировано kbg_dnepr)

Re: Улянов, Ульянов

У Ленина был внебрачный сын?

В 1897 году Владимир Ульянов был выслан в село Шушенское Енисейской губернии. Здесь, по словам Владимира Анатольевича, Ильич и познакомился с красавицей Варварой Щукиной. О своем желании обручиться с девушкой Ильич даже сообщил друзьям-революционерам. Но они расстроили его планы, пригласив в 1898 году в Шушенское Надежду Крупскую (и ее маму). Ленин был вынужден подчиниться партийной дисциплине, порвав с беременной Щукиной, он обручился с Крупской.
Варвара была дочерью купца Енисейской губернии Дмитрия Щукина, сделавшего капитал на продаже вина. Варвара категорически отказалась от требования отца выйти замуж за богатого, но нелюбимого человека. За что родители отправили непослушную дочь к родственникам в Шушенское.
- Родить без мужа было тогда большим позором, поэтому Варвара Щукина с сыном была вынуждена переехать в Минусинск. Дед вспоминал, что году в 1907-1908 к ним приезжал отец Варвары. Купец сказал, что все прощает дочери и просит ее вернуться в Енисейск. Она отказалась. На прощанье гость подарил мальчику три рубля серебром, - рассказывает Владимир Харлов.

www.krassever.ru/articles/society/history/51147/

Информация с ВГД (solingV)

Пошук предків: Глушак (Брянськ.) Ковальов Федосенко (Могилевськ.)
Оглотков (Горбат. п. НГГ) Алькин Душин Жарков Кульдішов Баландин (Симб. губ.)
Клишкін Власенко Сакунов Кучерявенко (Глухів)
Кириченко Бондаренко Білоус Страшний (Новомоск. Дніпроп.)

Поделиться

10 (12-04-2017 17:23:42 отредактировано kbg_dnepr)

Re: Улянов, Ульянов

Неизвестные потомки Ленина: Прапраправнучка вождя родилась в семье программистов
«СтарХит» нашел родственников Владимира Ильича в шестом колене.

Накануне 91-й годовщины со дня смерти Ленина, 21 января, «СтарХит» пообщался с потомками семьи Ульяновых. Как известно, у  самого Ленина и  Надежды Константиновны Крупской детей не было. Но род продолжается благодаря родному брату Ильича – Дмитрию. У него была дочь Ольга от второго брака и внебрачный сын Виктор, которого он официально признал. У  Виктора Дмитриевича родилась дочь Мария, у нее – сын Александр, у  него  – Евгений. Именно он  – отец прапраправнучки Ленина, появившейся на свет прошлым летом.

Женя и Нина учились в Московском институте электроники и математики. Поженились после первого курса, 24 августа 2007 года. «Им было всего по 18, но Женька так влюбился, что они расписались через месяц после совершеннолетия»,  – рассказывает их знакомая Анна.

Бабушка Жени, 71-летняя Мария Викторовна Ульянова, делится со «СтарХитом»: «После распада СССР отношение к  Ленину изменилось к худшему, и мы больше не афишируем родство». Однако ее внук трагедии в этом не видит. «Они с Ниной простые ребята, – продолжает Анна.  – Женька вырос в  строгости, деньги привык зарабатывать сам. Получает, кстати, неплохо, больше 100 тысяч рублей в месяц!»

Евгений Ульянов начал работать еще студентом. Из программиста вырос в  системного архитектора. Создает сервисы, базы данных, решает практически любые задачи, связанные с  компьютерными технологиями. Практиковался в  лаборатории Касперского. Сейчас он менеджер проектов в компании APM Technology. По словам друзей, купил машину «Пежо-407», возит жену отдыхать в  Европу. Оба слушают «Короля и  Шута», играют на гитаре. Живут в собственной квартире в  Кунцево. Женя похож на своих известных предков: тот же разрез глаз, широкий нос, вьющиеся волосы. Ему передалась и знаменитая ленинская «картавость», хотя его прапрадед Дмитрий Ильич ею не страдал. Для друзей родство Жени с  вождем  – повод для шуток: «Товарищ Ульянов, не дадите автограф?..»

www.starhit.ru/eksklusiv/neizves … ov-114470/


Собственно род Ульяновых пресекся на Викторе Дмитриевиче, потому что ее сын Александр и внук Евгений принадлежат уже не к роду Ульяновых, а к роду не названного здесь мужа Марии Викторовны.

Пошук предків: Глушак (Брянськ.) Ковальов Федосенко (Могилевськ.)
Оглотков (Горбат. п. НГГ) Алькин Душин Жарков Кульдішов Баландин (Симб. губ.)
Клишкін Власенко Сакунов Кучерявенко (Глухів)
Кириченко Бондаренко Білоус Страшний (Новомоск. Дніпроп.)

Поделиться

11

Re: Улянов, Ульянов

rgada.info/opisi/768-opis_1/0030.jpg

РГАДА ф. 768 оп.1 Саратовская ратуша и городовой магистрат
д113 18 мая - 16 июня 1746
По указу Астраханской канцелярии Генеральной ревизии о душах муж. пола об определении из саратовских бобылей в купечество Ивана Смирнова с братом Михаилом 7л.

Информация с ВГД (vam)

Пошук предків: Глушак (Брянськ.) Ковальов Федосенко (Могилевськ.)
Оглотков (Горбат. п. НГГ) Алькин Душин Жарков Кульдішов Баландин (Симб. губ.)
Клишкін Власенко Сакунов Кучерявенко (Глухів)
Кириченко Бондаренко Білоус Страшний (Новомоск. Дніпроп.)

Поделиться

12

Re: Улянов, Ульянов

Улянов Андрій Іванович, 1885 року народження, ст. Кам’янська Кам’янського району Ростовської області, росіянин, освіта початкова, безпартійний. Проживав: м. Макіївка Донецької області. Візник “Мактрансу”. Заарештований 1 квітня 1938 року. Засуджений трійкою УНКВС по Донецькій області до розстрілу з конфіскацією майна. Даних про виконання вироку немає. Реабілітований у 1960 році.

Улянов Федір Олексійович, 1901 року народження, м. Слов’янськ Донецької області, українець, освіта початкова, безпартійний. Інженер по безпеки депо «Північ-Лиман». Проживав: м. Слов’янськ Донецької області, вул. Свердлова, буд. № 20. Заарештований 11 листопада 1935 року. Даних про вирок немає. Реабілітований у 1955 році.

Улянова-Зуділкіна Лідія Митрофанівна, 1923 року народження, м. Красноармійськ Донецької області, росіянка, освіта вища, безпартійна. Проживала: м. Улянівськ Улянівської області. Лікар-гінеколог . Заарештована у 1951 році. Військовим трибуналом військ МВС по Донецькій області засуджена на 25 років ВТТ з позбавленням прав на 5 років та конфіскацією майна. Реабілітована у 1992 році.

Реабілітовані історією. Донецька область. Книга сьома.

Цікавить інформація:
Махиньки с. Тростинка і с. Шевченківка Васильківського р-ну Київської обл.;
Гарник, Бадьорко, Лисий, Яненко Бершадського р-ну Вінницької обл.;
Шапран, Піскаленко, Григоренко с. Тростинка Васильківського р-ну Київської обл.
Спасибо сказали: olyvd, kbg_dnepr2

Поделиться

13

Re: Улянов, Ульянов

Каждый советский человек от мала до велика знал, что Ленин был в сибирской ссылке в селе Шушенское, но никто не знал, что в эмиграции в Швейцарии у Ленина был друг, который даже ездил переводить его выступления в итальянских кантонах. Звали этого друга Бенито Муссолини...

https://zn.ua/SOCIUM/intervencii-v-mozg … 6227_.html

Пошук предків: Глушак (Брянськ.) Ковальов Федосенко (Могилевськ.)
Оглотков (Горбат. п. НГГ) Алькин Душин Жарков Кульдішов Баландин (Симб. губ.)
Клишкін Власенко Сакунов Кучерявенко (Глухів)
Кириченко Бондаренко Білоус Страшний (Новомоск. Дніпроп.)

Поделиться