1

Тема: Памяті загиблих предків у Другій Світовій війні

Сьогодні ми шануємо загиблих і дякуємо вижившим у Другій світовій війні - війні, в якій Україна стала полем бою і розмінною монетою в боротьбі двох імперій. Не оминула війна і мою родину і я хочу сьогодні згадати загиблих предків, які поклали своє життя не за Сталіна і не за КПРС, а за те щоб їхнім дітям і внукам жилося краще, ніж їм. В моєму родинному селі на Білоцерківщині війна забрала більше 200 хлопців, вони йшли на війну за неповні 10 років після Голодомору, який забрав більше 400 мешканців села - можна передбачити з якими почуттями вони йшли на цю війну. Хочу загадати з діда-прадіда українців:

1. Атаманенко Дмитро Андрійович (1915-1944) - мій прадід, загинув в боях в районі села Цибулів Черкаської області, там і похований. Його дружина Мотря Андріївна сама виховала 3-ьох дітей, в тому числі і мою бабусю Ганну Дмитрівну, яка народилася в 1943 році і мала кілька місяців, коли втратила свого батька.


2. Богдан Кирило Панасович (1921 - 1944) - брат моєї бабусі, воював за Крим на Чорноморському флоті, помер у госпіталі після численних поранень, похований у Сімферополі, був молодшим лейтенантом, командиром взводу. В селі його так і не дочекалася наречена, а мати і батько - первістка. Особливо образливо, що українців по росТВ кримці назвади окупантами, а саму анексію Криму - третьою обороною і звільненням від окупації. Цікаво, що би сказав зараз Кирило Панасович, який віддав своє молоде життя за них.

3. Гудик Феодосій Феодосійович і Гудик Григорій Феодосійович (1924 - 1945) - брати-близнюки мого діда, 20-річні хлопці, якиї мобілізували вже в січні 1944 році - вже тоді, коли здавалося, що кінець війни вже вирішений. Але в тій мясорубці потрібно було багато людей. Не оминула скорботна участь і їх - загинули вони вже на території НІмеччини - один - в Бранденбурзі, інший - під Берліном. Гинули вони також не за Компартію і Сталіна - вони були із розкуркуленої сільської родини, яка зазнала багато бід, вони загинули за свою родину і Батьківщину.

Вічна память і шана загиблим!

Хочу згадати і тих предків, кому пощастило вижити в цій війні:

1. Гудик Кирило Феодосійович (1919 - 1967) - мій дідусь. Рідкісної вдачі чоловік - почав воювати ще з японцями на Халхин-Голі в 1939 році, далі - радянсько-фінська війна і вже в Другу Світову війну вступив підготовденим бійцем - був у складі кадрової Червоної армії. Пройшов війну "Од сіх і до сіх" і вижив. Сам був із розкуркулених селян - мати померла рано, батько також прожив не багато. Видно вдачу успадкував від свого прадіда Гудика Петра Павловича (1832 р.н.), який також був військовим. Мав багато нагород і пошану в селі.

2. Скороход Володимир Федосійович (1920 - 2011) - брат моєї бабусі. Помер в 90-річному віці і деякий час був найстаршим ветераном у селі. Трагічної долі чоловік - сирота - і батько і мати померли пухлі від голоду - забрали в приют - там також був при смерті. Але вижив, пройшов війну від початку до кінця, одружився, має дітей і онуків.

Подякую вижившим солдатам!

Виговський, Скороход, Вовк, Атаманенко, Гудик, Пелих, Савчук, Іващенко, Рудий, Пономаренко (Архипчук), Онищенко, Коваленко, Іщенко, Пересунько, Баран, Ригас...
Цікавить генеалогія селян і дворян Васильківського повіту - Яблунівка, Сорокотяги, Пилипча, Мала Вільшанка, Фесюри, Фастівка і Сквирського повіту - Мала Сквирка Київської губернії - нині Білоцерківський район Київської області.
Спасибо сказали: litar Л, Алёна, SV174

Поделиться

2 (27-07-2015 17:42:50 отредактировано D_i_V_a)

Re: Памяті загиблих предків у Другій Світовій війні

Не могу не отреагировать на заявление президента россии господина путина по поводу того, что во второй мировой войне могли и без украины обойтись и о том, что Украина как государство это ошибка истории. Услышав это мой муж рассмеялся и сказал, что это старый пароль Гитлера "Ein Volk, ein Reich, ein Führer" (один народ, одна страна, один фюрер (лидер)) - имелось ввиду тогдашнее присоединение Австрии к Германии.

В семье моего отца никто не погиб на фронте. А вот то, что рассказывал наш дід про війну, очень сильно отличалось от того, что нам рассказывали ветераны в школе.

Рядом с нашей церковью (села Півні та Дмитрівка сьогодні є одним цілим), через забор, расположен мемориальный комплекс погибшим во второй мировой. Посмотрите сколько людей... А ведь это только два небольших села на фастовщине...
Світла пам'ять загиблим українським героям!

У списку 158 прізвищ. Загалом загинуло 170
Балагаз П. Д.
Балагаз Г. А.
Баранівський Г. Д.
Баранівський Ф. Д.
Баранівський Г. П.
Бернатович Г. Г.
Бернатович Г. П.
Барнатович А. Г.
Барнатович М. П.
Бігич С. Й.
Бондаренко П. А.
Бородавка В. Г.
Ботанов О. С.
Вальорко Ф. К.
Вознесенський О. Д.
Галаджій П. М.
Глагоневич К. А.
Голобородько Ф. К.
Голобородько А. С.
Голобородько І. Б.
Голобородько В. Ф.
Голобородько П. М.
Голобородько С. Б.
Данилюк А. Л.
Даценко В. П.
Даценко А. А.
Даценко І. А.
Даценко І. Н.
Дегтяренко С. Д.
Дегтяренко Ф. І.
Дегтяренко Г. Д.
Дегтяренко О. Д.
Дегтяренко М. С.
Дегтяренко П. І.
Дзізінський С. Я.
Дідківський В. Г.
Дядюра О. І.
Дяченко М. І.
Дяченко П. М.
Дяченко В. Г.
Дяченко І. Г.
Дяченко М. А.
Дяченко Ф. Я.
Дяченко П. І.
Ейсман С. Л.
Ейсман П. Л.
Єфімов І. Ю.
Задзірський П. С.
Закусіло Р. К.
Ігнатович Л. Я.
Кириленко Ф. Г.
Кодинець Ф. Г.
Козлівський П. С.
Козлівський А. С.
Коломієць В. Г.
Корінчевський А. Д.
Кравченко Г. П.
Кравченко І. П.
Курівський Д. Ф.
Лісовський В. П.
Лісовський М. І.
Лященко С. І.
Малюк Г. В.
Марусенко М. О.
Масло Л. К.
Масло І. К.
Масло А. К.
Масло М. К.
Масло С. І.
Масло С. А.
Масло П. П.
Масло І. С.
Масло Д. С.
Масло А. Д.
Мельниченко Я. П.
Мельниченко Л. П.
Миколаєвський С. М.
Миколаєнко М. М.
Михайленко В. А.
Михалевський З. П.
Михалевський П. П.
Мошківський А. М.
Норець Ф. І.
Норець А. Т.
Омельченко ?. О.
Омельченко Ф. О.
Омельченко С. А.
Опанасюк А. К.
Осипенко М. В.
Осипенко І. В.
Остапенко П. П.
Остапенко А. П.
Остапенко І. С.
Остапенко І. Я.
Павленко В. Д.
Павленко У. А.
Павленко Л. Т.
Павлівський В. О.
Пальчук Ф. А.
Пеньківський С. Й.
Пеньківський Й. К.
Пеньківський П. Г.
Пеньківський А. А.
Петрушенко М. С.
Прилуцький Д. А.
Пустовіт І. Г.
Пустовіт П. К.
Пустовіт П. Д.
Пустовіт М. Д.
Пустовіт А. Н.
Пустовіт П. І.
Пустовіт Ф. Н.
Рачук І. Л.
Рачук О. Л.
Рачук П. П.
Рибак Д. К.
Рибак І. К.
Рибальченко В. Г.
Ровінський А. З.
Сидоренко В. Д.
Синявський М. М.
Сідько Г. С.
Сіраков Г. П.
Скуз І. Г.
Скуз В. І.
Скуз В. Г.
Скуз П. О.
Скуз М. П.
Скуз П. М.
Скуз Я. Д.
Скуз П. І.
Стеблівський К. П.
Стеблівський К. І.
Стовбенко П. І.
Татаринський А. І.
Татаринський П. Л.
Татаринський П. Л.
Татаринський А. В.
Титаренко П. П.
Титаренко М. І.
Титаренко П. П.
Титаренко М. Л.
Титаренко П. С.
Токовчук Ф. П.
Тхоржевський А. А.
Фащевський П. І.
Хлуд А. М.
Хмара П. Л.
Хоменко В. Ю.
Черепанський А. Я.
Черняхівський Ф. Я.
Шевчук Н. І.
Шевчук Я. Д.
Яворський О. Я.
Янчук Д. А.
Янчук В. І.
Янчук В. А.
Ярмульський П. А.

Post's attachments

2015.jpg
2015.jpg 211.56 Кб, файл не был скачан. 

You don't have the permssions to download the attachments of this post.

Поделиться

3 (09-05-2014 16:59:50 отредактировано kbg_dnepr)

Re: Памяті загиблих предків у Другій Світовій війні

Обидва діди чоловіка зникли безвісті.

Це дід та його брат:

61161453
Клышкин Николай Петрович, __.__.1910
Дата и место призыва    __.07.1941 Шалыгинский РВК, Украинская ССР, Сумская обл., Шалыгинский р-н
Воинское звание    рядовой
Причина выбытия    пропал без вести
Дата выбытия    __.11.1943
ЦАМО 58-977520-439

61161454
Клышкин Федор Петрович, __.__.1905
Дата и место призыва    __.06.1941 Шалыгинский РВК, Украинская ССР, Сумская обл., Шалыгинский р-н
Воинское звание    рядовой
Причина выбытия    пропал без вести
Дата выбытия    __.11.1943
ЦАМО 58-977520-439

Це два молодші брати його бабці:

Сакунов Иван Сергеевич    , __.__.1907   
Дата и место призыва __.09.1943 Шалыгинский РВК, Украинская ССР, Сумская обл., Шалыгинский р-н   
Воинское звание    рядовой   
Причина выбытия    пропал без вести __.02.1944   
ЦАМО 58-977520-439
obd-memorial.ru/html/info.htm?id=61161474

Сакунов Василий Сергеевич, __.__.1926   - хлопець загинув у концтаборі у 18 років!
Дата и место призыва __.09.1943 Шалыгинский РВК, Украинская ССР, Сумская обл., Шалыгинский р-н   
Воинское звание    рядовой   
Причина выбытия    пропал без вести __.02.1944   
ЦАМО 58-977520-439

Батько чоловіка теж воював (podvignaroda.ru/):

Клышник (Клышкин) Александр Федорович
Орден Отечественной войны II степени
год рождения __.__.1927
место рождения: Украинская ССР, Сумская обл., Шалыгинский р-н, с. Сосновка
№ наградного документа: 79
дата наградного документа: 06.04.1985
номер записи в базе данных: 1523180825


Мій дід по матері:

Оглотков Николай Осипович, __.__.1904   
Место рождения    Саратовская обл., Духовницкий р-н, с. Духовницк.   
Дата и место призыва    27.09.1941 Духовницкий РВК, Саратовская обл., Духовницкий р-н   
Воинское звание    красноармеец   
пропал без вести    __.10.1941   
ЦАМО 58-18004-198

Насправді він загинув, прізвище спотворено:
Агладков Николай Иосифович, __.__.1904
Место рождения Саратовская обл., Духовницкий р-н, с. Духовницкое
Дата и место призыва Духовницкий РВК, Саратовская обл., Духовницкий р-н
Последнее место службы 61 Арм. 1168 СП
Воинское звание красноармеец
убит 02.01.1942
ЦАМО 58-818883-1077

Мій батько теж воював: Глушак Борис Михайлович, 1923-1983.

Вічна пам'ять!
Як на мене, будь-які урочистості з приводу тої кривавої "перемоги", коли ще через 70 років є стільки невідомих солдат і стільки невідомих сторінок тої трагедіїї, - страшне лицемірство.

Пошук предків: Глушак (Брянськ.) Ковальов Федосенко (Могилевськ.)
Оглотков (Горбат. п. НГГ) Алькин Душин Жарков Кульдішов Баландин (Симб. губ.)
Клишкін Власенко Сакунов Кучерявенко (Глухів)
Кириченко Бондаренко Білоус Страшний (Новомоск. Дніпроп.)
Спасибо сказали: litar Л, Алёна, irina_maurer, SV175

Поделиться

4

Re: Памяті загиблих предків у Другій Світовій війні

Вроде не совсем к месту, но решила не открывать новую тему


Приказано умереть
Правда о войне глазами обреченного на смерть — солдата штрафного батальона

12 апреля 2015 в 17:25

Штрафные батальоны в годы Великой Отечественной войны называли батальонами смертников. Выживших бойцов этих подразделений считали любимчиками Фортуны. Таких «любимчиков» и после войны осталось-то немного, а уж сейчас вообще по пальцам пересчитать... И тем важнее этот рассказ солдата из 15-го Отдельного штрафного батальона Михаила Аллера. Рассказ страшный и честный.

+ открыть текст

Увы, сам Аллер не дожил до этой публикации. Однако незадолго до смерти он не просто «исповедался» репортерам «МК», но и передал свои дневники для печати. В них вся правда о войне глазами обреченного.

Штрафбат... Сюда попадали не только те, кто отбывал полученный еще до войны срок за грабежи и убийства. Здесь оказывались даже те, кто имел кристально чистую биографию «до» и геройски воевал «во время». Так случилось с Михаилом Абрамовичем Аллером. В 1942-м он штурмовал Зайцеву Гору, получил ранение, отбился от полка. Потом была встреча с бойцами Смерша, допросы, трибунал. Вердикт — 10 лет лишения свободы. Наказание заменили на 3 месяца штрафбата (больше там обычно никто не выживал).

ИЗ ДОСЬЕ "МК"

Среднемесячные потери личного состава штрафных частей составляли примерно 15 тысяч человек (при численности 27 тысяч). Это в 3–6 раз больше, чем общие среднемесячные потери личного состава в обычных войсках в тех же наступательных операциях.

А теперь с самого начала. Листаем дневник Аллера, который рассказывает, как он попал в штрафбат.

«Наша 58-я стрелковая дивизия воинскими эшелонами прибыла на станцию Дабужа Мосальского района Смоленской области 7 апреля 1942 года. На подходе к боевым позициям в лесу противник открыл артиллерийский и минометный огонь. Это было ужасное первое боевое крещение. По всему лесу раздавались стоны и крики о помощи. Еще не заняв боевых позиций, наш полк в первый день понес большие потери убитыми и ранеными».

Ранняя весна внесла свои коррективы в планы наступления советских войск. Разбитые грязью дороги нарушили тыловое сообщение с передовыми частями, оставив их без продуктов питания и боеприпасов.

«Наступил голод. Мы стали поедать дохлых и убитых лошадей. Было ужасно противно есть эту конину без соли. Пили болотную воду и воду из луж растаявшего снега, где нередко лежали трупы. У нас были пробирки с таблетками хлора, но пить воду с хлором было еще противнее. Поэтому я пил воду без хлорки, с болотно-трупным душком. Человек ко всему рано или поздно привыкает, к этому тоже можно было привыкнуть. У многих появился кровавый понос. Я на ногах перенес гепатит, солдаты обратили внимание на то, что я пожелтел. От голода распухли ноги. Можно было все стерпеть: и обстрел из вражеских орудий, и пронизывающий человеческую душу вой «Юнкерсов» над твоей головой, и любую физическую боль от полученных ранений, и даже смерть, которая ходила за тобой по пятам, но голод... Его терпеть было невозможно».

Ни гужевой транспорт, ни гусеничная техника не в состоянии были преодолеть непролазную грязь. С передовой снимались тысячи бойцов и отправлялись в тыл за боеприпасами и продовольствием. Они на своих плечах доставляли на передний край снаряды и мины, ящики с патронами и гранатами. В холщовых мешках, которые перевязывались тугим узлом и перекидывались через плечо, была гречневая каша. 30-километровый отрезок смоленской земли от Зайцевой Горы до станции Дабужа был в те дни для 50-й армии своеобразной «Дорогой жизни».

«После нескольких таких атак мы заняли деревню Фомино-1. Вражеская авиация методично, квадрат за квадратом, обрабатывала не только наш «передок», но и второй эшелон и тыловые коммуникации. Особенно свирепствовали пикирующие бомбардировщики «Юнкерсы-87». Немецкие летчики на малой высоте нависали над нашими головами и на бреющем полете, почти в упор расстреливали нас. Однажды самолет пролетел надо мною так низко, что я смог разглядеть улыбку на лице немецкого пилота и цвет его волос — они были рыжие. Вдобавок немецкий летчик погрозил из кабины мне кулаком.

Там, под Фомином, я впервые увидел знаменитую «карусель» — это такой вид бомбардировочно-штурмового удара. На высоте около 1000 с небольшим метров «Юнкерсы» выстраивались в круг для бомбежки и поочередно с включенной сиреной пикировали на цель, затем, «отработав», один выходил из пике, другой заходил следом. Зрелище, с одной стороны, завораживающее, с другой — жуткое, если не сказать зловещее. Человек в этот момент становится настолько беспомощным и незащищенным, что, даже находясь в укрытии — не может себя чувствовать в безопасности. Кто хотя бы раз в своей жизни попадал под такую «карусель», тот по гроб жизни не забудет о ней».

Вся эвакуация раненых происходила только в ночное время суток, и любые попытки добраться до них днем были обречены. По этой причине многие умирали, так и не дождавшись помощи. Прицельный огонь не давал бойцам высунуть голову из окопов.

Наступило Первое мая. В честь знаменательной даты ночью на передовую бойцам доставили продуктовый набор: водку, краковскую колбасу (целый кружок), сухари и консервы. После раскисших от болотной влаги сухарей и горохового концентрата такая еда бойцам показалась каким-то чудесным подарком.

«В большой воронке от фугасной бомбы рядом с передним краем обороны я и несколько солдат собрались делить еду, при этом громко разговаривали. Может быть, мы были услышаны немцами. Вдруг со стороны немецких позиций раздался необычный рев. Вслед за этим загорелась земля, на некоторых солдатах загорелась одежда. Сразу немцы в полный рост пошли на нас в атаку и повели неприцельный автоматный огонь. Отстреливаясь на бегу, я дал команду отходить лощиной ближе к лесу...

Когда я очнулся от резкой боли, то почувствовал, что оторвана левая нога. Минометный огонь продолжался, и я очень хотел, чтобы еще одна мина добила меня. Я лежал в пяти-семи десятках метров от немецкой передовой, с которой доносилась немецкая речь и игра на губных гармошках. Я попытался напрячь все свои оставшиеся силы, чтобы посмотреть на оторванную ногу. К удивлению, я обнаружил, что она была цела, но стала почему-то короче. Как потом выяснится, я получил закрытый перелом левого бедра и многочисленные осколочные ранения».

От смерти Михаила Аллера спас его сослуживец, помощник командира взвода сержант Иванов, как выяснилось, в прошлом уголовник. Благодаря своему напористому характеру и автомату (!) он добился, чтобы ему были выделены санитары для эвакуации раненого товарища.

«В Ульяновском госпитале выяснилось, что кости бедра неправильно срослись за то время, что меня перевозили. Эфирный наркоз (в то время других наркозов не было) на меня не подействовал. Помучившись со мной, главный хирург решил сверлить ногу для установки спицы без наркоза. Даже у медицинской сестры я увидел на глазах слезы. Студентка последнего курса медицинского института по имени Маша пыталась облегчить мои страдания и колола меня морфием, чтобы я заснул. Однажды, когда Маша почувствовала, что я стал привыкать к морфию, она дала мне выпить полстакана медицинского спирта. Маша курила папиросы «Беломорканал». Она совала мне в рот папиросу. Достаточно было одной затяжки, чтобы закружилась голова и я заснул».

Михаилу выдали справку инвалида Отечественной войны 3-й степени. Несмотря на это, он не терял надежды при первой же возможности вернуться в строй. Всю осень 1943 года Михаил Аллер обивал пороги райвоенкомата, упрашивая отправить его на фронт. Наконец в середине января 1944 года его вызвали на комиссию ВТЭК. Главный врач медицинской комиссии попросил сделать его несколько шагов без «посторонней помощи». Михаилу это удалось, несмотря на то, что коленный сустав до конца еще не был разработан. Впрочем, врачей этот изъян не очень-то и волновал: «Годен!» В тот момент Михаил Аллер еще не понимал, что за этот сиюминутный успех ему придется вскоре жестоко и несправедливо расплачиваться. Так он попал в 310-й гвардейский стрелковый полк 110-й гвардейской стрелковой дивизии 2-го Украинского фронта в должности командира взвода связи стрелкового батальона. Михаил отлично понимал, что рано или поздно тяжелое ранение ноги даст о себе знать. Но необходимо было сделать так, чтобы об этом никто и никогда не узнал.

«Со своей должностью я справлялся, пока под Кировоградом шли наступательно-оборонительные бои. Но во время пеших походов, особенно при длительном переходе, было невыносимо тяжело. Ноги увязали в черноземе. Я часто отставал, в конце колонны залезал в повозку с катушками кабеля и телефонной аппаратурой, а на привалах догонял. Все чаще меня стала беспокоить ноющая боль в коленном суставе и бедре. Но об этом я никому не говорил».

По пятам наступавших войск 2-го Украинского фронта двигался Смерш, прочесывая освобожденные города и села, а также зачищая армейские тылы и коммуникации не только от предателей и дезертиров, но и от отставших от своих колонн бойцов Красной Армии. Отстал и Михаил. Он чувствовал, что с больной ногой ему не догнать свой полк. Отлично понимая, чем все это могло для него закончиться, Михаил решил явиться в штаб любой дивизии и рассказать, что с ним произошло. Блуждая в прифронтовой полосе, он забрел в одну пустую полуразрушенную деревню. Собрав окурки в первом попавшемся доме, Михаил присел на лавочке, чтобы спокойно обдумать, как вести себя на допросе. По наивности своей он надеялся, что его поймут и отправят в расположение своей части. Не успев поднести зажженную спичку к окурку, Михаил почувствовал резкий тычок от приставленного автомата под левую лопатку спины и чей-то тихий, но вполне уверенный голос: «Руки». В штабе, куда его доставил конвой, начальник Смерша попытался доказать причастность Михаила к немецкой, а позже и к румынской разведке. Но, не добившись от задержанного «правдивых показаний», Михаила посадили под арест.

«На последнем допросе, потерявший всякую надежду на снисхождение, в последнем своем слове, которое обычно дают перед приведением приговора в исполнение, я сказал: «Немецким или румынским шпионом не может быть простой еврей, и вы знаете почему!» На что мне ответили, что если я буду касаться национального вопроса, то меня привлекут по 58-й политической статье. По этой статье отправляли в исправительно-трудовые лагеря на длительные сроки. Я этого боялся больше смерти. В июле 1944 года состоялось открытое заседание военного трибунала 252-й стрелковой дивизии. При таком показательном заседании я думал, что мне грозит расстрел. В своем последнем слове я просил дать мне возможность искупить свою вину кровью».

Военным трибуналом 252-й стрелковой дивизии Михаил Аллер был осужден на 10 лет лишения свободы с отбыванием срока в исправительно-трудовом лагере и лишен воинского звания «младший лейтенант». И почти сразу срок был заменен на три месяца штрафного батальона.

ИЗ ДОСЬЕ "МК"

Всего в 1944 году в Красной Армии имелось 11 отдельных штрафных батальонов по 226 человек в каждом и 243 отдельные штрафные роты по 102 человека в каждой.

Как ни странно, Аллер был рад такому повороту событий. Думал, что лучше погибнуть в бою, чем замерзнуть где-нибудь на лесоповале или быть растерзанным кучкой зэков в лагерном бараке. После суда Михаила освободили из-под стражи и одного, без конвоя с сопроводительным письмом направили на передовую в 15-й отдельный штрафной батальон. В августе 1944 года батальон из района боевых действий города Ботошаны был переброшен в район города Яссы. Там стояла почти 40-градусная жара.

«Мне снова выпало тяжелое испытание — с искалеченной ногой при такой жаре совершить суточный марш с полной выкладкой. Кроме того, на нервной почве и от грязи мои ягодицы покрылись фурункулами. Они причиняли мне дополнительные муки. Во время марша мне давали хлористый кальций и на привалах делали переливание крови. Моя нервная система и физические возможности были мобилизованы до предела на преодоление трудностей. Я страшно боялся снова отстать».

В ночь на 20 августа 1944 года штрафной батальон занял исходную позицию для атаки. Штрафникам выдали по сто граммов водки. Михаил почувствовал свежий прилив сил и энергии. После мощной и продолжительной артиллерийской подготовки, в которой приняли участие в том числе и знаменитые «катюши», штрафники бросились в атаку. Им предстояло взломать мощную оборону отборных частей СС.

«Мы, штрафники, шли на немецкие позиции в полный рост, невзирая на разрывы снарядов и мин, не кланяясь пулям. Падали вокруг только убитые и раненые. В руках у меня были катушка кабеля и автомат. Вслед за штрафниками в атаку устремились части какой-то неизвестной стрелковой дивизии. К моему удивлению, никакого заградотряда за нашими спинами. Я подумал: значит, в спины нам никто стрелять не будет. Это открытие прибавило сил».

ырвавшись вперед, незаметно для всех он оказался в траншее противника. В ход пошли штыки, саперные лопатки, кулаки. В том бою он уничтожил четырех эсэсовцев, один из которых был офицером. Этот факт в дальнейшем сыграл в его судьбе важную роль.

«Обычно была рукопашная схватка. Эсэсовцы отчаянно сопротивлялись, не желая сдаваться в плен. Но наших бойцов ничто уже не могло остановить: лавина атакующих быстро заполнила все. Чаще всего в качестве оружия использовали именно саперную лопатку. Штрафники не давали никакого шанса эсэсовцам. Те от одного вида орущих мужиков с лопатками терялись и не успевали нажать на курок. Мы пугали фашистов своим безумием. Они не могли понять, как можно вот так не бояться смерти. Они не понимали, что такое штрафбат...»

«Вскоре в 15-й отдельный штрафной батальон поступил приказ командующего 2-м Украинским фронтом Малиновского о досрочном освобождении без ранений особо отличившихся. В их число попал и я. Мне предложили остаться в штрафном батальоне на штатной должности командира взвода связи».

Михаил Абрамович выжил, несмотря ни на что. И добился реабилитации. В Центральном архиве Минобороны мы нашли определение военного трибунала №398.

«1944 года сентября 13 дня в открытом судебном заседании рассмотрено ходатайство командира 15-го Отдельного штрафного батальона от 9 сентября 1944 г. Об освобождении от наказания по приговору военного трибунала 252-й стрелковой Харьковской дивизии от 24 июля 1944 года — бывшего мл. лейтенанта АЛЛЕРА Михаила Абрамовича.

Будучи в составе 15-го Отдельного штрафного батальона, АЛЛЕР в боях против немецких захватчиков проявил стойкость и отвагу, неоднократно под огнем противника восстанавливал поврежденную противником связь, чем обеспечивал бесперебойность ее работы, в бою смелый и устойчивый.

Трибунал определил: Аллера Михаила Абрамовича освободить от назначенной ему меры наказания и считать не имеющим судимости».

Александр Бураков, Ева Меркачева

Опубликовано в "МК Украина"

Пошук предків: Глушак (Брянськ.) Ковальов Федосенко (Могилевськ.)
Оглотков (Горбат. п. НГГ) Алькин Душин Жарков Кульдішов Баландин (Симб. губ.)
Клишкін Власенко Сакунов Кучерявенко (Глухів)
Кириченко Бондаренко Білоус Страшний (Новомоск. Дніпроп.)
Спасибо сказали: Т.В., SV172

Поделиться

5

Re: Памяті загиблих предків у Другій Світовій війні


     САГАЙДА Степан Сергеевич,
1915 г. р., г. Константиновка Донецкой обл. С середины 30-х проживал в Запорожье. Работал на огнеупорном з-де. Имел жену и сына.
После призыва в 1941 г. никаких известий семья не получала.

Post's attachments

1сагайда.jpeg 12.97 Кб, 8 скачиваний с 2016-05-08 

You don't have the permssions to download the attachments of this post.
Коли добром ніхто не дасть нам світла, – Його здобути треба – не молить,
Бо без борні нікчемні всі молитви. І свічки мирної не варта та країна,
Що в боротьбі її не запалила.
Спасибо сказали: Алёна, SV172

Поделиться

6

Re: Памяті загиблих предків у Другій Світовій війні

В 2015 г. в Каменском (б. Днепродзержинск) вышел подготовленный заместителем председателя городского совета ветеранов Ниной Александровной Цыганок историко-публицистического сборника «Війна очима дітей війни»

На презентации сборника в городском совете ветеранов своими воспоминаниями поделилась ветеран труда ДМК Людмила Васильевна Деменникова, в годы войны – 14-летняя девочка Люда.

– Шел октябрь 1943 года. Советские войска пошли в наступление, освобождая Приднепровье. Все ближе был слышен грохот орудий, ярче становилось красное зарево на левом берегу Днепра. В городе заметно засуетились фашистские солдаты. Грозный приказ гитлеровцев воспринимался как приговор: всем жителям немедленно покинуть город, а кто не подчинится – расстрел. Мы с мамой пошли в село Николаевку, где нас приютили добрые люди.

С каждым днем канонада слышалась все ближе и ближе. А однажды, когда мы стояли и смотрели на огненное зарево, неожиданно к нам подошли двое бойцов в плащах защитного цвета и спросили, какая обстановка в селе, есть ли немцы. Мы ответили, что немцев нет, и парни так же тихо исчезли, как и появились.  Это была фронтовая разведка.

В первые дни после освобождения села полевой военкомат собрал всех мужчин и отправил их на передовую. В том числе – и хозяина той хаты, где нас приютили. В первом же бою он погиб, о чем сообщили его жене, которая забрала и похоронила тело мужа. Сельская школа стала полевым госпиталем, куда стали поступать раненые бойцы. Мы с мамой отправились помогать раненым: стирали белье, бинты. Мне тогда было 14 лет. У меня была «своя» палата, где я крутилась целый день, выполняя просьбы раненых бойцов: кормила с ложечки тяжелораненых, помогала принять таблетки, поправляла постель и тому подобное.

В этой палате лежал капитан, командир батальона, с очень тяжелым ранением (к сожалению, фамилии и имени не помню). Но как бы трудно ему не было, он старался еще и шутить. Однажды он попросил меня почесать ему левую пятку, которая, дескать, очень чешется, а сам он не может до нее достать. Я подошла к нему, отвернула край одеяла и обомлела – ног у капитана не было. Совсем. Вместо ног были два небольших ящичка. В растерянности я смотрела на раненого, который, видя мое состояние, сначала рассмеялся, а потом горько заплакал. Но потом быстро взял себя в руки и попросил подойти поближе, мол, у него под подушкой что-то есть для меня. Я подняла уголок подушки и вынула наручные позолоченные часы, где на крышке было выгравировано, что это награда от командования за проявленный в бою героизм. Конечно же, я их не взяла, хотя капитан очень просил меня оставить их себе на память. Но я расплакалась и убежала из палаты. А на другой день, когда я вошла в палату, его кровать была пуста и заправлена чистым бельем. Оказалось, ночью капитан умер…

В этот же день я ушла из Николаевки домой, в Днепродзержинск. Я бежала, не чувствуя земли под ногами, босая... День был по-летнему теплый, солнечный. А навстречу все шли и шли наши солдаты-освободители, с оружием, вещмешками, уставшие, запыленные. Уступая им дорогу, я сошла на обочину, не заметив разбитую бутылку, которой  глубоко порезала пятку. Прихрамывая, продолжила путь домой, в город, где меня ожидала тяжелая картина… Окно в доме разбито, во дворе лежит убитая наша собачонка... Все выглядело мертвым без людей, и мне стало страшно. Что делать? И вдруг послышались голоса наших соседей, которые и сообщили мне, чтобы я скорей бежала навстречу своим родным – дедушке и бабушке. Они тянули тачку по соседней Садовой улице. Боже, какое это было счастье – встреча с родными людьми!

www.dmkd.dp.ua/2963

Пошук предків: Глушак (Брянськ.) Ковальов Федосенко (Могилевськ.)
Оглотков (Горбат. п. НГГ) Алькин Душин Жарков Кульдішов Баландин (Симб. губ.)
Клишкін Власенко Сакунов Кучерявенко (Глухів)
Кириченко Бондаренко Білоус Страшний (Новомоск. Дніпроп.)
Спасибо сказали: Т.В., SV172

Поделиться

7

Re: Памяті загиблих предків у Другій Світовій війні

ТАРАН Михаил Демидович,
1913 (1914) г.р., с. Лобойковка (Петриковка) Днепропетровской обл. Призван в августе 1941 г. из с. Тракторное Солонянского р-на. Имел жену и дочь.
     После освобождения к жене приходил однополчанин. Рассказал, когда пробирались к своим (не то из разведки, не то из окружения), Михаил был ранен, его спрятали, а когда вернулись, его не было. Больше семье ничего не известно.

Post's attachments

Таран М.Д..jpg
Таран М.Д..jpg 231.26 Кб, файл не был скачан. 

You don't have the permssions to download the attachments of this post.
Коли добром ніхто не дасть нам світла, – Його здобути треба – не молить,
Бо без борні нікчемні всі молитви. І свічки мирної не варта та країна,
Що в боротьбі її не запалила.
Спасибо сказали: о и, Т.В., nfs79, SV174

Поделиться

8 (17-09-2017 12:11:43 отредактировано Turczyniak)

Re: Памяті загиблих предків у Другій Світовій війні

На рассвете, 17 сентября 1939 года, 78 лет назад, Советский Союз совершил акт агрессии против Польши, вступив во вторую мировую войну на стороне фашистской Германии. А ведь в договоре о ненападении, подписанном 25.07.1932г., СССР гарантировал Польше целостность её территории. Но как показало время, юридически обязывающий документ оказался для Сталина ничего не значащей бумажкой.

Post's attachments

1939 год в Бресте.jpg
1939 год в Бресте.jpg 64.55 Кб, 27 скачиваний с 2017-09-17 

You don't have the permssions to download the attachments of this post.
Спасибо сказали: litar Л, Relic hunter, SV17, Алёна4

Поделиться

9

Re: Памяті загиблих предків у Другій Світовій війні

Из списка осужденных военным трибуналом Приморской армии 
35 ОМПМБ (отдельный моторизированный понтонно-мостовой батальон?)

Источник https://pamyat-naroda.ru/heroes/memoria … e50941450/
Всего страниц 15. Есть также много фамилий, в т.ч. родом из других частей Украины

Post's attachments

ВМН 1941.jpg 326.04 Кб, файл не был скачан. 

You don't have the permssions to download the attachments of this post.
Спасибо сказали: Алёна, litar Л, Balymba, kuks70, Bragida, GRYN, gennadii5408, DVK_Dmitriy, luvi9

Поделиться

10

Re: Памяті загиблих предків у Другій Світовій війні

вторая страница к предыдущему файлу

Post's attachments

ВМН 1941_2.jpg 358.69 Кб, файл не был скачан. 

You don't have the permssions to download the attachments of this post.

Поделиться

11

Re: Памяті загиблих предків у Другій Світовій війні

Siberian пишет:

Из списка осужденных военным трибуналом Приморской армии 
35 ОМПМБ (отдельный моторизированный понтонно-мостовой батальон?)

Источник https://pamyat-naroda.ru/heroes/memoria … e50941450/
Всего страниц 15. Есть также много фамилий, в т.ч. родом из других частей Украины

От і вияснилась доля Юрчука Дмитра с. Николи... А сестра весь час вважала, що він загинув у боях.

Турецький (придомок Попович), Левкун, Юращук, Стефурак, Кріпчук, Козьмин, Шовгенюк, Зеленевич, Ревтюк, Ґрещук, Вертипорох, Ківнюк, Чуревич, Панько, Данилюк, Жолоб, Мельничук, Ванджура, Козловський, Лесюк, Горішний, Попик, Ісайчук, Абрамюк, Менів (Менюк), Дмитрук, Дудка, Микитишин, Литвинюк, Gut, Kremer

І-Р37/ Н. Тесть,(ЧЖЖЧ) І-Р37
Спасибо сказали: Алёна, kuks70, DmitroR-2, gennadii5408, luvi5

Поделиться

12

Re: Памяті загиблих предків у Другій Світовій війні

ЛУБЕНЕЦ Максим Денисович,
1909 г.р., с. Гупаловка Днепропетровской обл. Призван в 1941 году, Солонянский р-н. Был женат, имел 3 детей. Семья получила 3 письма. В последнем письме написал - ночь, отдыхаем, завтра бой. Больше известий не было.
     Уже после войны к дочери, услышав ее ФИО, подошел незнакомый мужчина. Спросил, Лубенец М.Д. не ее ли отец. Выяснив детали, рассказал, что был с ним о одном концлагере на территории Польши. Однажды Максим не смог подняться и пойти на работу. Когда вечером все вернулись, его в бараке уже не было.
     Так, случайно, семья узнала о судьбе отца.

Post's attachments

Лубенец.jpg
Лубенец.jpg 9.69 Кб, файл не был скачан. 

You don't have the permssions to download the attachments of this post.
Коли добром ніхто не дасть нам світла, – Його здобути треба – не молить,
Бо без борні нікчемні всі молитви. І свічки мирної не варта та країна,
Що в боротьбі її не запалила.
Спасибо сказали: Алёна, LG 775, kuks70, gennadii5408, SV175

Поделиться

13

Re: Памяті загиблих предків у Другій Світовій війні

БЛИЗНЮЧЕНКО Сергей Дмитриевич,
родился 24.10.1912 года в с. Китайгород Царичанского р-на Днепропетровской обл. Призван 23.06.1941 г.
Пропал без вести.

Post's attachments

Близнюченко Сергей Дмитриевич.jpg
Близнюченко Сергей Дмитриевич.jpg 213.26 Кб, файл не был скачан. 

You don't have the permssions to download the attachments of this post.
Коли добром ніхто не дасть нам світла, – Його здобути треба – не молить,
Бо без борні нікчемні всі молитви. І свічки мирної не варта та країна,
Що в боротьбі її не запалила.

Поделиться