1

Тема: Грунтовые казаки

ДОРОГОБУЖСКИЕ ГРУНТОВЫЕ КАЗАКИ И ТАТАРЫ
Дорогобужское казачество и татары. 
В сегодняшнем российском обществе многие понимают, что достижение стабильности, процветания невозможно без духовно-нравственных исканий, обращения к традициям и опыту прошлого. История казачества уже два десятилетия продолжает оставаться актуальной, что можно связать не только с интересом к новой информации, но и с духовными поисками, со стремлением уйти от схематичного обезличивания истории малых родин, становлением и ростом казацкого движения, реформами в военной сфере. Вызывает интерес не только история крупных казачьих военно-территориальных формирований (войск), но и небольших частей в отдельных регионах, в том числе на Смоленщине.
История казачьих частей края, возникших при Речи Посполитой (в том числе дорогобужских грунтовых казаков) слабо отражена в краеведческой литературе Смоленщины. Издание «История крестьянства Западного региона РСФСР» скорее вскользь упоминает, нежели подробно информирует о казаках польской службы на Смоленщине. 
Недостаток публикаций на областном уровне отчасти компенсируется работами ведущего российского специалиста в области генеалогии дворянства С.В. Думина. Среди них его статьи «Смоленское дворянство» и особенно «К истории развития ленного землевладения в Речи Посполитой в XVII веке». Упомянутые работы носят общетеоретический характер, не дают информации о казацких поселениях и их локализации, казацких фамилиях, мало сообщают о социальном положении и службе казаков в России. Это обусловлено тем, что автор работал в основном с королевскими пожалованиями в Смоленском воеводстве.
Авторы настоящей статьи, занимаясь изучением истории Дорогобужского края, не могли обойти стороной и дорогобужское казачество. Целью было выявить, локализовать казацкие поселения, проследить динамику их развития, определить казацкие фамилии, узнать об изменении положения казачества и военной службе казаков. Удовлетворительный ответ удалось получить не на все вопросы. 
Помимо королевских привилеев по Дорогобужу, которые использовал С.В. Думин, привлечены данные других фондов архива РГАДА (из переписных книг Дорогобужского уезда 1668 и 1716 гг., Экономических примечаний), некоторые материалы областного архива, статистические сборники по населенным местам Смоленщины. К сожалению, попытка привлечь живой местный материал, в том числе воспоминания старожилов из казацких родов о казатчине, не встретила заметного интереса и отклика.
С.В. Думин, изучая королевские земельные пожалования, установил города Смоленского воеводства, в которых были размещены казацкие отряды, количественный состав отрядов. Казаки именовались грунтовыми, т.к. получали землю (грунт) на условиях службы. В 1620 г. в Смоленске разместили 3 хоругви (по 100 коней). В 1624-1625 гг. казаки появились в Белой (200 коней), в Дорогобуже, Стародубе и Мглине (везде по 100 коней), в Рославле, Почепе, Невеле (по 50 коней), в Себеже и Трубчевске (по 30 коней). На близких условиях в Дорогобуже был также размещен татарский отряд (100 коней), в Смоленске – боярская хоругвь военнослужилых крестьян – панцирных бояр (113 коней). В дальнейшем Себеж и Невель отошли к Полоцкому воеводству, Трубчевск с казаками – к России. В 1628-1629 гг., когда большая часть серпейских казаков ушла в Россию, рославльские и серпейские казаки были переведены в Смоленск, подальше от границы. В Смоленске они, видимо, не сохранили своей организационной самостоятельности и были влиты в местные казацкие хоругви.
Основу казацких частей, именуемых «русскими казаками», «донцами», по мнению С.В. Думина, составили казаки, «до 1618 г. служившие королевичу». 
Татарский отряд на оседлость при замке Дорогобужа привилеем Сигизмунда III 1625 г. получил 500 волок на 100 коней татар, по 5 волок на коня. Волока включала 3 поля по 11 моргов, всего около 21 га. Волоку нельзя сравнивать с четью, в четверти 5500 м2 пахатной земли, и для одного поля, а волока включает и выгоны, сенокосы, поросшую лесом землю...
С.В. Думин, анализируя содержание привилея и статус татар в ВКЛ, отмечает, что татары «на службе рыцарской замковой» по положению стояли выше казаков и приближались к шляхте, пользуясь «правом и вольностью такой, которой пользуются татары, в Великом княжестве Литовском земли имеющие». Татары получали на одну волоку на коня больше казаков, но их права на землю и служебные обязанности не отличались от казацких.
У литовско-белорусских татар долгая история. Татарская конница часто выступала союзником ВКЛ (Куликовская битва, Грюнвальдское сражение). Первые татары в ВКЛ появились в 1390-х гг., это были пленники, взятые Витовтом под Азовом. После Грюнвальдской битвы отличившиеся татары получили под поселение землю близ Ивьевского замка на Гродненщине. Позднее татар поселили также в Троках, Минске, Гродно, Новогрудке, Вильно, Лиде, Ошмянах... Население пополнялось за счет естественного прироста и военнопленных (к настоящему времени в Белоруссии живет более 10 тысяч татар, в их распоряжении 7 мечетей). Жители татарских поселений занимались хлебопашеством, извозом, но особенно ценились они на военной службе. Конная сотня военнослужилых татар образовывала хоругвь, татарские хоругви активно использовались при ведении боевых действий (в 1609 г. король взял с собою в поход в Россию три сотни татар, в 1654 г. у Старого Быхова действовало 7 татарских хоругвей).
Ряд татарских родов, в том числе Абрагимовичи, Ахшарумовы, Мустафовичи, получил шляхетство. Татары пользовались особым покровительством властей. К примеру, король являлся верховным собственником имений литовских татар. Уже к середине XVII века многие из татар усвоили старобелорусский язык и забыли свой, частью переняли белорусские имена, фамилии записывались в белорусском оформлении. В то же время они сохранили мусульманскую веру и многие традиции. 
Кроме привилея 1625 г., наделяющего землей татар в Дорогобуже, авторы обнаружили еще несколько документов, позволяющих больше узнать о дорогобужских татарах.
В том же 1625 г. «татарин», «казак» Якуб Мустафович получил 30 волок в Дорогобужском уезде в Неговском стане. Возможно, Мустафович был хорунжим (сотником – командиром хоругви) дорогобужских татар.
Привилей татарам в Дорогобуже не локализует место, где была выделена земля. В то же время сохранилась межевая выпись королевского мерничего Адама Зарембы двум дорогобужским татарам 1626 г. По ней Богдану Куминовскому отмежевали «пустого грунту» (пустошной земли, без крестьян) на два коня, Войне Куминовскому – на одного (Богдан должен был выставлять двух всадников). Земли татар находились в старостве Дорогобужском в волости Семлевской, а наделы Куминовских были смежными с деревнями Станище, Рыбки, Красная, соседствовали с рекой Осьма, ручьями Рыбкиным и Крутым. 

Поделиться

2

Re: Грунтовые казаки

В 1636 г., по окончании Смоленской войны 1632-1634 гг., дорогобужские татары получили от нового короля Владислава IV еще две грамоты. Первая из них, адресованная «хоругви татар дорогобужских казака Абрагимовича» (Ян Абрагимович – татарский хорунжий), подтверждает права татар, данные привилеем 1625 г., в том числе на земли «в стане Семлевском». Другая грамота, уже «Абрагимовичу, хорунжему татар дорогобужских», дает последнему право на имущество, оставшееся от татар – перебежчиков до неприятеля. Имущество передается «по Карандышу, Айше, Махаземе, Саску, Быку и Богдану Янковичу и иным». Указана также округа, в которой находились земли изменников – в районе деревень Высокое, Рыбки, Колодзино (последнее – в польской огласовке, и, видимо, правильным будет Каледино).
Перечисленные выше деревни (все, кроме Красной, легко локализуются) расположены компактно, их округа вряд ли могла вместить все земли татарской хоругви (для сравнения – расстояние между крайними из двух десятков пустошей, выделенных дорогобужским казакам, достигает 16 км, тогда как среди четырех татарских пунктов этот же показатель равен 5 км). В межевом описании 1651 г. границы Торопецкого и Вяземского уездов с Польшей против вяземской деревни Телятковой (на реке Костре) на дорогобужской стороне указана деревня Микулина татарина Тауша. Эту деревню можно найти на старых картах в 2 км к северу от Бушукова или в 6 км к северо-западу от Станищ и Каледина. Допустимо, что Тауш – рядовой татарин, тогда ему 4 волоки могли отмерить в запустевшей деревне Микулиной. Известно, что Станище принадлежало шляхтичам Хрестовским, Высокое – шляхтичам Баке и Поражинскому, т.е. татары получали пустошные земли, привязанные к существующим деревням, но не деревни. Земли обрабатывались личным трудом или могли быть сданы в аренду окрестным крестьянам.
Условия замковой службы татарской хоругви не отличались от условий для казаков и будут рассмотрены ниже. Заметим только, что татары были наделены грунтом довольно рационально. Семлевский (ранее Мстиславский) и Троицкий (ранее Игуменский) станы в ходе Смуты и войн сильно пострадали и в значительной мере обезлюдели. Даже в мирное время сохранялась опасность набегов русских с Вяземского рубежа. Королевские чиновники стремились заселить пустующие земли и защитить дорогу из Дорогобужа в Вязьму, прикрыть границу. Поэтому первый эшелон на границе с Россией на дороге в Вязьму составили татары (их земли располагались километрах в 12-ти от рубежа, поэтому татарам приходилось не только пахать, но и охранять свои земли). Второй эшелон на дороге, в 10-20 км за татарами, составили казаки. Третий эшелон – земли иезуитов (в распоряжении которых были военные слуги – бояре), получивших на смоленский колле¬гиум огромные вотчины Болдина монастыря. 
В 1632 г., при сдаче Дорогобужа русским, татары (видимо, дорогобужские), находились в городе, а после капитуляции крепости были отпущены «в Литву». В 1654 г., при приближении к Дорогобужу русских войск, татарская сотня («семлевские татарове») полностью ушла с поляками из города, уведя с собой насильно нескольких женщин с посада. В отличие от дорогобужских казаков, татар ничего не связывало с местным населением; учитывая бесчинства, можно даже допустить недружелюбное к ним отношение. В то же время в ВКЛ они были в привилегированном положении, поэтому не стремились остаться на русской службе, когда в 1632 г. им это было предложено. 
Известные нам деревни, к которым привязывались земли татарской сотни, находились в Дорогобужском уезде до 1775 г. В том году Станище, Рыбки и Каледино оказались на территории Вяземского уезда, в Дорогобужском уезде осталось лишь Высокое. В настоящее время эти места находятся на территории Вяземского района.
Достоверных известий о размещении казаков в Дорогобужском крае ранее XVII не имеется. 
В 1625 г. казачья хоругвь получила земли «при зам¬ку Дорогобужском». В привилее обозначено: «волок четыреста на коней сто… по четыре волоки на коня». Земли выделялись пустошные. 
Образцом для всех привилеев на землю казацким отрядам, по С.В. Думину, был привилей казакам Смоленска, основные положения которого в описании исследователя мы воспроизведем в изложении. 
Один конь (всадник) выставлялся с 4 волок, при удвоении надела нужно было выставить двух коней. Сотня всадников образовывала хоругвь (по-белорусски харугва) во главе с ротмистром. На ротмистра (из шляхты) полагался надел в 16-32 волоки по отдельному привилею (с каждых четырех волок ротмистр выставлял по всаднику). Хоругвь подчинялась воеводе или коменданту крепости (в приграничном Дорогобуже функции главного администратора – старосты выполнял начальник гарнизона – капитан Дорогобужского замка). Помимо наделов, казакам в городе (в замке) выделялись участки под дома и огороды на посаде (за городскими стенами). Земли жаловались казакам и их потомкам навечно. Казаки могли держать мельницы и корчмы, могли уступать свои наделы другому при условии несения военной службы, казацкие дела рассматривались в градском суде по Литовскому статуту (по этим позициям казаки в своих правах сближались со шляхтой). Казаки были освобождены от уплаты налогов. На обзаведение казакам обычно давалась 6 лет, по окончании этого срока следовало нести «службу рыцарскую казацкую». Служба состояла в несении стражи в крепости по очереди, в выполнении приказов капитана замка, в участии в обороне замка во время войны. Отлучки с ведома капитана разрешались, в том числе для обработки наделов и посещения семей. В военное время казакам полагалось жалованье, в мирное время несли службу за наделы. 
В Дорогобужском старостве (уезде) получали имения (маетности) с крестьянами и казацкие командиры, кто-то из которых мог командовать дорогобужскими казаками. В 1646 г. казацкий ротмистр Александр Адамов получил королевский консенс (согласие) на уступку имения (деревни Станище, Лужки, Максимово, Филипинки, Староселье Семлевского стана) Яну Хрестовскому. В 1635 г. казацкому хорунжему Михаилу «Фельфидему» была выдана королевская конфирмация (подтверждение данины) к привилею 1627 года на земли в Неговском стане.
Во время Смоленской войны в 1632 г., как только войска Шеина появились на границе Дорогобужского и Вяземского уездов на речке Поляновке, их встретила казацкая депутация с челобитьем о службе царю. Шеиным дорогобужские казаки были взяты на службу и приписаны к белозерским казакам. В дальнейшем служба их проходила под Смоленском, казаки направлялись в посылки. Некоторая часть из них не смогла пробиться обратно под Смоленск, и они вернулись в Дорогобуж. В осажденном городе дорогобужские казаки оказались на грани голодной смерти, о чем Микита Алексеев в числе 22 казаков писал в челобитной из Дорогобужа осенью 1633 г. 
На Поляновке била челом о службе, видимо, меньшая часть дорогобужских казаков (кто был в отлучке из города). Известно, что когда российские войска подошли к Дорогобужу, в польском гарнизоне находились и «казаки», после сдачи города, скорее всего, присягнувшие царю и отправленные также под Смоленск. Взамен взятых под Смоленск в Дорогобуже был новый набор казаков, и воеводы из Дорогобужа доносили об участии в вылазках против королевских людей дорогобужских казаков.
С возвращением го¬рода полякам по условиям мира 1634 г. большая часть хоругви осталась в Дорогобуже. В городе осталось 40 «новоприборных казаков» (очевидно, взятых на службу после взятия русскими Дорогобужа), и 24 из тех, которые были под Смоленском у Шеина, а после «прибежали… от погрому литовских людей». С русскими войсками ушло 17 «казаков дорогобужских старых и новоприборных». Еще из одного источника следует, что после войны 32-м дорогобужским казакам (в числе которых 2 десятника) было «велено быти в Вязме на житье». Эта группа казаков предположительно из тех, кто был в полках под Смоленском и вышел вместе с Шеиным.
В походе 1654 г. российские войска заняли Дорогобуж без боя. Краткие сообщения не упоминают в Дорогобуже казаков в связи с этим событием, но и в осажденном Смоленске дорогобужской казацкой хоругви не было. Нет также казаков в июньских 1654 г. «книгах смотру… дорогобужан служилых и жилецких людей и мещан», хотя там перечислены оставшиеся в городе после занятия его царскими войсками стрельцы и грунтовые пушкари. Возможно, как и в 1632 г., дорогобужских казаков воеводы могли взять в поход. В марте 1655 г. 20 дорогобужских шляхтичей, казаков и мещан были отправлены к царю в Можайск и затем в Москву как взятые в боях в плен. В Москве, правда, выяснилось, что они «не языки», т.е. не пленные. Видимо, их схватили в разных местах. Скорее всего, несколько казаков, оказавшихся в этой группе, были в посылках или в отлучке из Дорогобужа. Было велено устроить казаков в службу «с козаками».
Как известно, царь Алексей Михайлович сохранил за мещанами, шляхтой, казаками, пушкарями их земли. Казацкое землевладение, как и раньше, обуславливалось службой. Грунтовые казаки разных уездов были записаны в рейтары, а затем в драгуны. 
Уже к 1660-м годам были составлены списки смоленской шляхты и рейтар (бывших казаков) с описанием их владений и прав на земли. Шляхетские владения как наследственные были признаны вотчинами, в близком положении оказались и земли казаков. Правда, в дальнейшем российское правительство начало процесс постепенного ущемления прав однодворцев, к которым будут причислены и бывшие казаки. 
Дорогобужские казаки постепенно врастали в жизнь уезда, понемногу менялось и отношение к ним властей. Первое время, когда была еще опасность польских рейдов на Смоленщину, отношение к казакам оставалось настороженным. Дорогобужский воевода Микифор Толочанов в 1663 г. доносил, что дорогобужские посадские люди, стрельцы и казаки «все иноземцы» и «в осадное время от них чаят всякого дурна». Судя по приведенному мнению, казаки мало годились для городовой службы в Дорогобуже (могли изменить в случае осады). Это одна из причин того, что казаков записали в рейтарские полки. Эти части были иррегулярными, т.е. рейтары (конные воины) собирались для полковой службы (смотров, упражнений, походов, пограничной службы), а остальное время находились дома. Тогда же, видимо, заканчивается перемещение дворов казаков (ныне рейтар) из города на пожалованные ранее земли. 
Еще круче обошлись с казаками и панцирными боярами Смоленска, четыре хоругви которых побоялись держать в приграничном городе. После взятия Смоленска все 4 хоругви (478 человек) были направлены на Закамскую черту для охраны поселений. В дальнейшем некоторые из переселенных казаков были утверждены во дворянстве, но по традиции продолжали именовать себя «смоленскими шляхтичами» разных уездов Уфимской и Самарской губерний.
К 1663 г., видимо, дорогобужских казаков записали в рейтарские полки (в них служили рейтарами и драгунами). В «Сметах военных сил Московского государства» на 1661-1663 гг. есть рубрика «в городах стрельцов и казаков», но по Дорогобужу и Смоленску показаны лишь стрельцы. В 1663 г. по Смоленску показано 7 рейтарских полков полковников В. Змеева, Г. Тарбеева, В. Челюсткина, И. Полуехтова, Р. Палмера, Х. Мингауса, Я. Фанговена. В росписном списке г. Дорогобужа 1694 г. в крепости указаны боеприпасы, оставленные ранее полками В. Змеева и Г. Торбеева. Стоит предположить, что дорогобужские казаки проходили службу в рейтарах, скорее всего, в этих частях. 
На 1681-1682 гг. из рейтарских в регионе известна лишь одна часть – смоленский рейтарский полк.
В конце XVII – начале XVIII в. существовало 7 полков, в которые набирали из «смоленских грунтовых казаков» и где могли проходить службу бывшие дорогобужские казаки:
1. Конной службы полк полковника С.В. Аршеневского. Сформирован до 1700 г., набран из смоленских грунтовых казаков. В 1702 г. влился в состав рейтарского полка С. Станкевича. 
2. Рейтарский полк полковника С. Станкевича. Сформирован до 1700 г., набран из смоленских рейтар и грунтовых казаков. В 1701 г. воевал в Ингерманландии. В 1702 г. пополнен личным составом полка конной службы С.В. Аршеневского и том же году расформирован. 
3. Рейтарский полк стольника и воеводы Ф. Протасова, с 1700 г. – стольника и полковника Г.Д. Радванского. Сформирован в 1699 г., набран из рейтар, копейщиков, грунтовых казаков и служилых людей сотенной и полковой службы Смоленского разряда. В 1699-1700 гг. охранял Смоленский рубеж. В 1700 г. воевал под Нарвой, в 1701 г. – под Репниной мызой, в 1702 г. – под мызой Эверст. В 1704 г. принимал участие в военных действиях у Друи и Быхова. В 1705 г. расформирован, личный состав пополнил драгунский полк Геринка.
4. Рейтарский полк полковника М. Мурзенка. Сформирован в 1700 г., набран из смоленской шляхты и рейтар. В 1707 г. переформирован в Олонецкий драгунский полк. С 1701 г. в составе действующей армии. В 1702 г. сражался у Гумоловой мызы против шведского генерала Шлиппенбаха, в 1703 г. – под Ямбургом, в 1704 г. – при взятии Дерпта. В 1705-1706 гг. нес в Дерпте гарнизонную службу. 
5. Рейтарский полк полковника А. Азанчеева. Сформирован в 1701 г., набран из смоленских грунтовых казаков. В 1701 г. на гарнизонной службе в Пскове. В 1702 г., предположительно, расформирован.
6, 7. Драгунские полки полковников С. Станкевича и Г. Сухотина. Сформированы в 1703 г., набраны из рейтар, копейщиков, грунтовых казаков и служилых людей Смоленского разряда. В 1704 г. полки участвовали в боях у Друи и Быхова. В 1705 г. расформированы, личный состав передан в драгунский полк П. Геринка.
Все полки из перечисленных выше конные, в том драгунские – регулярные, рейтарские и конной службы – иррегулярные. Драгуны были обучены действиям, как в конном, так и в пешем строю. «Смоленские грунтовые казаки», из которых набирались полки – грунтовые казаки городов, отнесенных к Смоленскому разряду (собственно смоленских казаков, отправленных на Закамскую черту, среди них не было).
Преемником большинства полков, комплектовавшихся из грунтовых казаков Смоленского разряда, стал драгунский полк полковника Н. Геринка (Геринга). Он был сформирован в 1705 г. в Смоленске из шляхты и личного состава рейтарского полка Г.Д. Радванского и драгунских полков С. Станкевича и Г. Сухотина. Командиры и название полка менялись быстро, в том же 1705 г. – «драгунский Гейна», в 1707 – «драгунский Чернцова», с 1708 г. Рязанский драгунский (расходы на его содержание были переложены на Рязань). В 1709 г. полк участвовал в Полтавском сражении, в 1711 г. – в Прутском походе. Затем Рязанский конно-гренадерский. При Екатерине Великой – Рязанский карабинерный, входил в 3-ю Смоленскую дивизию и размещался в Белой. В русско-турецких войнах отличился при Кагуле и Туртукае, Фокшанах, Рымнике, Кинбурнской косе. В 1796 г. преобразован в кирасирский, в 1800 г. расформирован.
На 1668 г. дорогобужские грунтовые казаки жили в деревнях Самцово, Подолки, Городок (Данкино городище), Губаново, Николы (Мстиславец), Насоново, Рамение, Ботино, Вырья, Деревенщики, Камышки, Ярцово, на пустоши Домнино. В дальнейшем деревни Камышки и Ярцово исчезли, с пустоши Домниной переселились, предположительно, в новую деревню Ерошенки, появилась новая деревня Васино. Дворяне – выходцы из казаков образовали сельца при Самцове (Булгаково – владельцы Булгаковы) и Ботине (Козлово – владельцы Козловские) и заселили Малые Деревенщики (северная окраина Деревенщиков). Самыми населенными деревнями были Самцово и Деревенщики. К Дорогобужскому району отошли деревни и пустоши (Большие) Деревенщики и Малые Деревенщики, Вырье, Ерошенки, Самцово, Васино, Подолки, Городок (одно время при деревне существовало село Новый Городок). Остальные деревни находились или находятся на территории современного Вяземского района.
Самая древняя (по письменному упоминанию) из казацких деревень Дорогобужского района – Самцово. В сообщении Краткого летописца под 1500 г. упоминается князь Василий, сын великого князя Ивана, шедший с войсками на поле на Свинское у «Самьсова бору» (вероятно, для участия в сражении с войсками Великого княжества Литовского), но затем «побежа в Вязьму». Самсов бор – ныне деревня Самцово Дорогобужского района (Свинское поле привязывается к соседней деревне Сенной или Свинной на речке с такими же названиями). Конечно же, в 1500 г. казаков в Самцове не было, они там появятся в XVII веке. Самцово не только древнее поселение, но и, в свое время, самое крупное из тех, где жили казаки.
В той части Дорогобужского казацкого края, которая затем отошла к Вяземскому району, древнейшее поселение – Николы. Оно известно с XIV века как «город» Мстиславец, упоминаемый среди «городов русских, дальних и ближних» летописью. В XV-XVI вв. Мстиславец был центром волости, в XVII в. – центром стана Дорогобужского уезда, но в период польской оккупации пришел в упадок и к моменту заселения его казаками представлял собой пустошь. Точнее его локализовать позволяет информация «Хождения на Флорентийский собор» 1439 г., где указан маршрут и расстояния: от Дорогобужа до Мстиславца 16 миль, от Мстиславца до Кореи 4 мили, от Кореи до Вязьмы 8 миль. В Вяземском районе в 0,7 км к северу от д. Новоселки и в 0,25 км западнее бывшей д. Николы, по левому берегу р. Осьмы в 250 метрах от русла имеется небольшое городище, возникшее в раннем железном веке. Помимо лепной, культурный слой содержит гончарную древнерусскую керамику. Это городище и было древним Мстиславцем, на что указывают переписные книги Дорогобужского уезда 1668 г. В «сказке» священника сельца Пятницкого (позднее село Пустынная Путница) перечислены в приходе места, где в прошлом были села с храмами, в их числе «в деревне Мстиславце место церковное, что была Церковь во имя Николая Чудотворца, владеют дорогобужские казаки». В даче же с описанием казацких земель указанных переписных книг (см. ниже) названному месту единственно соответствует деревня Никольская (название которой позднее приняло форму Николы), где «церковное место, что была церковь во имя Николы Чудотворца».
На 1668 г. нет данных, чтобы казаки проживали в Дорогобуже. К этому времени они полностью осели на пожалованных землях. В переписных книгах Дорогобужского уезда 1668 г. имеется описание казацких земель. Приведем его с незначительными сокращениями:
В Троицком стану казачьи земли.
Деревня Деревенщина на суходоле, пашни поднимают по 2 волоки за человеком грунтовые казаки Слоковской, Ухорской, Малиновской, Бербовской, Пашкеев, Перелет, Котовской, а Кореневской 4 волоки.
Пустошь Агрысково, пустошь Подолки, пустошь Липники, пустошь Балакири, пустошь Буева – и отнял де те у них пустоши смоленский рейтар Григорей Алтухов неведомо по какому указу.
Деревня Камышки на суходоле, грунтовые казаки Палицкой, Кореневской, пашни, перелогу и лесу 8 волок, сенных покосов на тех же волоках 20 копен.
В Се[м]левском стану.
Деревня Вырей на р. Вырейке, грунтовые казаки Пяцев, Росчисчевской, Росчисчевской, пашни и перелогу по 4 волоки на человека.
Деревня Самцова на р. Восме, грунтовые казаки: Гуриновской, за ним же пустошь Станки, пашни, перелогу и лесу 2 волоки, в той же пустоши 8 волок, за Нетовым 4 волоки, за Подобцом 4, за Рыхлевским 2, за Савицким 2, за Головиным 2, за Головней 4, за Головней 4, за Савицким 2, за Игнатьевым 2, Рубцов 4 воло¬ки, да он же владеет пустошью Васиной, а на ней пашни и сена, и лесу 4 волоки, Пресвицкий волока, Леховицкий волока, Леховицкий 4 волоки, Петровский 2 волоки, Рубцов 2 волоки, Рублевский 2 волоки.
Пустошь Домнино на р. Слудимпе, казак Ухорской 4 волоки, а ко всей пусто¬ши 8 волок.
Деревня Данкино Городище (ныне Городок или Гай-городок) на р. Восме, казак Тарасов 4 волоки.
Деревня Подолки на р. Восме, казаки Сорвило и Козловской, 6 волок.
Деревня Насоново на ручье, казак Емельянов 4 волоки.
Деревня Николская (Николы) на р. Восме, церковное место что была церковь во имя Николы Чюдотворца, казаки Боровкин 4 волоки, Рубец 2 волоки, Речинской 4 волоки, Гинчинок 4 волоки. 
Деревня Губанов Починок на суходоле, Синивской 4 волоки, Синивской 2 волоки.
Деревня Раменье, казаки Козловской да Малиновской, да Козловской, 8 волок.
Деревня Ярцово на р. Шлявце, казак Рубец 4 волоки.
Деревня Ботино на р. Шлявце, казаки Буринской, Куть, Пашков, Спижарной, 12 волок. 
Всего за дарагабужскими казаки 12 деревень, 18 пустошей, а в них живут 49 человек казаков, пашни и всяких угодий 150 волок... 
А в скаске дорогобужских казаков порутчика Михаила Гурина да десятников Васки Сухорского, Мишки Боровского с товарыщи 52 человек... написано, владеют де они в Троицком да в Се[м]левском станех грунтами по королевскому привилею... и пустоши де, которые изстари належали Камишкино, Липники, Балакири, Тирнтеево, Афонасьево, Кляпиково, Гаврюково, и теми пустошми владеют [Ка]мишкиным с пустошми Григорей Олтухов, Афонасьевым Ян Трокиницкой, Кляпиковым Андрей Сурин, Гаврюковым Самойло Кременецкой. 
А в королевском привиле написано, дано дорогобужским казаком на 100 ко¬ней казацкой службы по 4 волоки на коня, и того 400 волок.
Кроме собственно дорогобужских казаков, в Дорогобужском уезде в тех же переписных книгах, помимо упоминания «дорогобужских казаков порутчика Михаила Гурина» показаны владения, что были «за ротмистром дорогобужских казаков за Федором Щочкою» и «за грунтовых казаков порутчиком» Иваном Янковским.
Переписные книги Дорогобужского уезда 1716 г. не показывают казацких дач, но по городу Дорогобужу проведены служилые люди, среди которых есть возможность выделить бывших казаков. Учтено 45 дворов «служилых людей дорогобужских служащих» (76 душ мужского пола, 81 душа женского пола); 33 двора «в той же слободе драгунские посадские жены и дети тех, которые были в Дорогобуже служилыми людьми и по указу Великого Государя взяты в армейские полки» (26 м. п., 53 ж. п.); 14 дворов «дорогобужских отставных служилых людей» (16 м. п., 14 ж. п.). Вторая группа, скорее всего, представлена бывшими дорогобужскими стрельцами (из «посадских» жителей; позднее других «взяты» в службу – а службу проходили, как и казаки, в Рязанском драгунском; и в 1654 г. в Дорогобуже было 27 стрельцов еще польской службы). Тогда на остальных (скорее, бывших казаков) остается 59 дворов и 187 наличных жителей.
По 3-й ревизии (1760-е гг.) 116 казацких дворов размещались в 11 деревнях. Ревизия в каждой деревне учла владельцев дворов, записаны их имена и вторые имена (прозвание по отцу, что сейчас называем отчеством, или вместо него фамильное прозвание). Воспользуемся некоторыми данными из ведомости о количестве ревизских душ.
В деревне Деревенщики 26 дворов (87 душ м.п.). Учли Ивановых (3 двора), Федоровых (3), Фроловских (4 двора, в том числе в одном Осип и Микита), Переслегиных (4), Осиповых (4), Тереховских (в одном двору Андрей и Михаил), Репковского, Поставнина, Болгака, Степанова, Киреева, Данилова, Семенова. 
В деревне Вырья 7 дворов, живут Ивановы (3), Пятевич (1) и Пястевич (1), Ивановский (1), Артамонов (1). 
В деревне Самцова 38 дворов, проживают Петровские (3), Лиховицкие (2), Мироновы (2), Рубцы (6), Савицкие (3), Головни (2), Ивановы (3), Васильевы (3), Семенов, Зубец, Лицкевич, Дмитриев, Ермолаев, Богданов, Данилов, Ходыка, Климов, Лось, Евдокимов, Трофимов, Прокофьев, Родионов.
В деревне Николы 11 дворов, есть Козловские (3), Рубцы (2), Ивановские (2), Петровы (2), Головицкий, Переслегин. 
В деревне Городок 3 двора: Макаровы (2), Петров.
В деревне Подолки 1 двор (Петровский).
В деревне Ботино 1 двор (Мицкевич).
В деревне Губаново 4 двора: Синявские (2), Куприянов, Иванов.
В деревне Насоново 8 дворов: Распопины (4), Карпов, Наумов, Григорьев, Козмин.
В деревне Ерошино 4 двора: Федоровы (2), Лецкевичи (2).
В деревне Рамаево (Раменье) 13 дворов: Власовы (3), Зиновьевы (2), Трофимовы (2), Филипповы (2), Козловский, Сарвирог, Гаврилов, Григорьев.
По данным Экономических примечаний к Генеральному межеванию (1776-1779 гг.) в уезде было не менее 352 душ м.п. грунтовых казаков (по дачам: Деревенщики – 76; Ерошенки и Вырья – 38; Васино еще было пустошью; Самцово – 121; Подолки, Городок, Губаново, Николы, Насоново, Раменье – 117; сельцо Ботино А. Баскакова и грунтовых казаков – 11).
В первой половине XIX в. дворяне из казаков (продвинувшиеся по службе до получения офицерских званий, дававших право на дворянство) оседают близ Деревенщиков. Они образовали рядом новую деревню Малые Деревенщики. В 1847 г. там жило 17 дворян из казаков (Переслегины – 10, Тереховские – 3, Булгаки – 4), к ним же подселилось двое Гарцевичей (из малоземельных шляхтичей). Многие из дворян собственными силами обрабатывали землю. Еще при нескольких деревнях также появились дворянские владельческие усадьбы.
В 1890 г. в Городке ста¬ранием прихожан и местного землевладельца Е.Т. Титова был построен деревянный храм в честь Смоленской иконы Божией Матери Одигитрии, 28.09. 1893 г. его освя¬тили. С построением церкви при деревне возникло село Новый-Городок. Причиной устроения нового села было то, что население части деревень (Раменье, Городок и др.) приходов сел Чеботова и Славкова было отрезано весной и осенью от храмов разливами Осьмы, почему и было решено устроить новый приход. Жители на постройку церкви собрали по 3 рубля с каждой из 868 душ м.п. Было немало пожертвований и от сторонних лиц, а также от местных землевладельцев. К примеру, присяжный поверенный Плевако пожертвовал 500 рублей серебром, управляющий имением Барышниковых прислал рожь и 100 рублей серебром. Церковь строили 6-7 лет, дело затянулось, но было закончено организаторскими усилиями Евфимия Титовича Титова, который к тому же подарил храму 7 колоколов общим весом 87 пудов. Первым назначенным священником был Иоанн Макаревский. На 1905 г. священник

Спасибо сказали: Ярематойсамий, Balakyn, Петровский3

Поделиться