1

Тема: Шталаг III-C (Stalag III-C Alt-Drewitz), Польша

Stalag III-C Alt-Drewitz

Лагерь военнопленных был построен в июне 1940 года на окраине деревни Альт-Древитц в 6 км от крепости Кюстрином.
(сейчас - Drzewice, одного из районов города Костшин-над-Одрой, Польша, около 80 км к востоку от Берлина)

Первоначально лагерь служил местом содержания нескольких тысяч солдат и унтер-офицеров из Польши, Франции, Великобритании, Югославии и Бельгии.
С 1943 г. также итальянские военнопленных поступали в лагерь.

Советские военнопленные стали поступать в лагерь в июле 1941 года.Для их содержания была отведена отдельная территория.
По имеющимся на сегодняшний день данным,в лагере погибло свыше 12 тысяч военнопленных (убиты или умерли от голода). Большинство военнопленных солдат были отправлены работать в промышленности и на фермах в Бранденбурге .

Хронология:
Июнь 1940: лагерь был построен в 6 км от Кюстрина для бельгийских и французских военнопленных, прибывших из Франции.
Май-июнь 1941 года: югославские заключенных и британские заключенные прибыли после Балканской компании .
Июль 1941: прибыли советские военнопленные, плененные во время операции Барбаросса. Они содержались в спецусловиях и голоде, им не предоставлялось лечение. Тысячи из них погибли от голода и болезней.
Сентябрь 1943: прибыли итальянцы, которые были интернированы по причине итальянского перемирия.
Сентябрь 1944: прибыли первые американцы, попавшие в плен в результате провала операции Market Garden или во время наступления армии США в Германии.
1 декабря 1944: в лагере находятся  2036 американцев, 631 бельгийцев, 1416 англичан, 17 568 французов, 1,046 итальянце, 2 поляка, 1591 сербов  и 13 727 советских военнопленных.
Декабрь 1944: прибыли американские военнопленные, взятые в плен в битве при Балге, Арденны.
31 января 1945: лагерь был освобожден Красной Армией . Многие американцы бежали во время освобождения 31 января 1945. Остальные американские и британские заключенные были доставлены поездом в Одессу на берег Черного моря на репатриацию.


Cmentarz i teren obozu Stalag IIIc
Adresse: Namyślińska
66-470 Kostrzyn nad Odrą
www.tourist-info-kostrzyn.de
E-Mail: it@tourist-info-kostrzyn.pl

www.memorialmuseums.org/denkmael … lag-III-C#

Поделиться

2

Re: Шталаг III-C (Stalag III-C Alt-Drewitz), Польша

письмо бывшего советского военнопленного в адрес общества «Контакты»:

Эренбург Илья Зельманович, Россия, Москва
12.03.2008

Здравствуйте уважаемые господа!
Сердечно благодарю Вас и всех членов Вашей общественной организации за столь внимательное отношение к нам, бывшим военнопленным и узникам концлагерей, пережившим все ужасы войны, истязания и унижения плена, голод и смерть. Ваши сопереживания за причинённые в войну страдания мне вполне понятны и лично у меня к народу Германии нет зла и ненависти. Немецкому народу тоже пришлось многое пережить за время фашистского режима. На Вашу просьбу коротко сообщаю.
В сентябре 1941 года я был ранен и в бессознательном состоянии оказался в плену. В течение двух с лишним месяцев меня вместе с остальными пленными перегоняли из одного лагеря в другой на территории Беларуссии и Польши. Лагеря представляли собой открытую территорию без каких -либо построек, окружённую колючей проволокой. Мы были полураздеты, на нас было только нательное бельё. У нас не было посуды, да и кормили не каждый день, и на всех не хватало.Многие мои товарищи погибли от холода, голода и от пуль, выпущенных развлекающимися на вышке охранниками, которые стреляли в нас как по мишени. В целях безопасности я назвался Лебедевым Ильёй Захаровичем и под этой фамилией был до возвращения в ряды Советской Армии. В декабре 1941 года меня привезли в Германию под город Кюстрин, в лагерь «III-C», где мне повесили нагрудный знак 15624 и направили в так называемый «лазарет»,расположенный внутри лагеря и отгороженный от остальных блоков двумя рядами колючей проволоки. В «лазарете» было 8 бараков: 2 барака для службы лазарета и 6 для размещения больных, по 250 человек в каждом. Меня разместили в барак «С», где инфекционные больные и раненные находились вместе.Медицинскую помощь не оказывали. На нас проводили эксперименты. Вводили шприцем в левую грудную мышцу и в вену какие-то препараты. Каждую неделю мы сдавали по 2-3 пробирки крови, а один раз в месяц у нас брали кровь до 1 стакана. За время пребывания в «лазарете» я перенёс сыпной и брюшной тиф. В лазарете царили холод (окна запрещалось закрывать и ежедневно увлажнялся пол), голод (утром давали желудевый кофе, в обед «суп» из неочищенной брюквы на воде). Хлеб выдавался по норме 1 буханка на 12 человек в день. По ночам зверствовали два немецких охранника, которые за надуманные нарушения забивали «штрафников»-больных, а утром санитары выносили мёртвые тела. В целях ещё большего увеличения смертности в «лазарете» оборудовали специальную комнату, где замораживали ещё живых «штрафников». Смертность в «лазарете» была очень высокой. Наконец, в марте 1942 г. началась выписка «выздоровевших» больных, а проще говоря, выживших. Нам на левой руке налололи номер, соответствующий нагрудному знаку и зачислили в рабочие команды лагеря. Я был назначен на работу в баню. Баня служила санпропускником для вновь поступающих пленных и постоянно обслуживала как и постояннопроживающих в лагере, так и приклеплённые к лагерю команды работающих на фабриках, заводах и сельхозфермах. Я должен был обслуживать душевую с последующей дезинфекцией. Душевая и комната для санобработки представляли собой маленькое помещение, где ежедневно по 16-18 часов, а иногда и сутками, приходилось дышать тяжёлыми парами, исходившими от грязных тел и едких дезинфицирующих растворов. При этом мне, как и другим работникам бани запрещалось покидать свои рабочие места в течении всей смены, а также вступать в разговоры с пленными, не работающими в бане. Так я проработал до сентября 1944 года. В сентябре 1944го меня и моего напарника арестовали за то, что мы вступили в недозволенный разговор с прибывшими из штрафного барака пленными, и отправили на каменный карьер, который размещался под Берлином, в местечке Рюдэрсдорф. Мало кто мог выдержать это наказание и не умереть. Мне приходилось киркой отбивать каменные глыбы от скалы, измельчать их, грузить в вагонетку ёмкостью 0,75 куба и отвозить её до подъёмника. Норма у нас была 35 вагонеток на двоих в смену. За невыполнение следовало наказание розгами. К концу ноября 1944 г., доведённый до полного изнеможения я должен был погибнуть. Но меня спасли двое. Русский военнопленный доктор Синяков Георгий Фёдорович, который начал работать в лазарете, и немец-переводчик капрал Гельмут Чахер. Благодаря им меня перевели обратно в лагерь и поместили в отдельный бокс для больных туберкулёзом, куда немецкий персонал старался не заходить. Всё это стало возможным потому, что к концу 1944го изменилось положение на фронтах, и нам, пленным, сделали послабления. Так появились первые русские врачи из числа пленных, хлеб стали давать ежедневно из расчёта 1 буханка на 6 человек и др. В марте 1945 года я бежал, соединился с передовыми частями Советской Армии. Закончилась война, я демобилизовался и возвратился домой. Завершил прерванную из-за войны учёбу и работал на заводе до выхода на пенсию. В 2007 году мне исполнилось 90 лет. Я живу с женой. В июне 2008 нам исполнится 60 лет совместной жизни. У нас есть сын, он со своей семьёй живёт отдельно. У них две взрослые дочери. Все они имеют высшее образование, работают, с нами постоянно общаются, помогают.
С уважением, Илья Эренбург.

kontakte-kontakty.de/russisch/pi … enplen.htm

Поделиться